Мебельная линия
+375 (29) 382-81-81
+375 (33) 382-81-81
Работаем без выходных kuchny@mail.ru

Воспитание без травмирования: зачем детям взрослые Ч-3

Еще одна сверхинтересного идея о том, ям мы можем ценить детские достижения и усилия, принадлежит украинскому исследовательницы Натальи Никончук. Автор провела эксперимент, в котором предложила учителям использовать пословицы и поговорки для поциновування детских достижений. Дело в том, что предварительные опросы показали, что учителя прибегают к общей похвалы и оценок без комментариев, так как не имеют их запаса, они просто не привыкли что-то объяснять и не имеют инструментов для того, чтобы поддержать ребенка и показать ей ее сильные стороны. Исследовательница не поленилась и нашла и разделила на категории по своему назначению 165 украинских народных поговорок и пословиц, которые можно использовать для поциновування детских достижений. Например, можно подчеркнуть старания ребенка в начале работы ( «Доброе начало - половина дела») или оценить ее настойчивость ( «Не тем капля камень долбит, что сильна, а тем, что часто падает»), а также поддержать в том, чтобы доказать дело в финал ( «Конец дело хвалит»). Части поговорок автор учила самих детей и предлагала, чтобы те принимали их, чтобы поддержать друг друга ( «Сделал чисто и гладко, комар носа не подточит»), причем не только тогда, когда что-то сделано идеально, но и поддерживали усилия и старания ( « хоть не скоро, зато здорово »), а также вселяли надежду (« раз не совсем в порядке, а второй раз лучше »). Кроме того, среди поговорок есть и такие, которые можно использовать для демонстрации преимуществ командной работы ( «Вместе можно и море запрудить»), для того чтобы дать разрешение на обращение за помощью ( «Кто не знает, пусть людей поспрашивает»), чтобы показать важность хороших отношений ( «Дружеские сороки орла заклюют»).
Чуть выше, в разделе о детской самоценность, я также писала о самоценности каждого ребенка. Речь шла об отношении к самому ребенку как безусловно ценной существа, которую мы любим без ожиданий и требований. Здесь та же вещь, но в другом контексте, контексте достижений и результатов труда. Один из моих учителей-психологов Александр Музыка пишет о поциновування достижений как процесс и стиль отношения к ребенку, который должны овладеть все родители и педагоги. Идея очень проста - всегда находить и отмечать в ребенке то, что делает ее ценной, особой, причем делать это не раз или два, а постоянно. Поциновування должно стать правилом, стилем, традиции общения и взаимодействия, ведь, замечая и отмечая ценность ребенка, мы учим ее видеть ценность других - строить с другими теплый неконкурентным связь, основанный на взаимном принятии ценности друг друга.
Ко всему ребенок, который знает себе цену, и умеет сама видеть эту свою ценность, всегда свободно идти навстречу неизвестному.
Как научить взвешивать свои возможности, распределять силы и планировать время
Психологическая потребность в балансе является стремлением иметь ощущение стабильности, непротиворечивости, гармонии, чувство внутреннего равновесия. Ребенок, который имеет инструменты для восстановления равновесия, может управлять своим эмоциональным состоянием, определять уровень своей усталости, готовность к выполнению какой-либо деятельности, взвешивать свои силы и восстанавливать их при необходимости. Эту потребность можно назвать еще чувством меры, наличием своеобразного внутреннего барометра, который четко указывает на перенапряжение или, наоборот, недогрузки и является сигналом для изменений. Для калибровки этот барометр, родителям стоит учить ребенка прислушиваться к себе, понимать собственное состояние, искать ресурсы и сосредоточиться на главном.
О психологическую потребность в балансе как базовую потребность, удовлетворение которой имеет значение для детского развития, почти нет упоминаний, зато есть психологические теории и концепции, в которых описано, что человек всегда стремится сбалансированного состояния, и если этот баланс нарушен, то она испытывает серьезный дискомфорт , который может привести и к психологическим проблемам, и к психическим расстройствам. Философы и ученые размышляют над необходимостью баланса между личным и профессиональным, заботой о себе и других людей, принятием решений на основе соображений и с сердечным призывом, о балансе первоисточников, идентичностей, энергий - мужской и женской, рациональной и эмоциональной, детской и взрослой.
Одной из найсбалансованиших, а потому самых любимых в работе для меня балансная модель Пезешкиан. Немецкий психотерапевт и психиатр иранского происхождения, он сам является своеобразным воплощением баланса между восточным и западным образом мировосприятия, между философским и естественным способом понимания человека. Свою балансный модель автор использовал для анализа человека и поиска дисбалансов. Так, несколько условно жизни человека можно свести к четырем основным сферам. Первая - сфера тела, сюда относится все связано со здоровьем, заботой о своем теле, его поддержкой в хорошей физической форме или пренебрежения. Вторая - сфера деятельности. Речь идет о активность, направленную на результат и достижения, для детей это в первую очередь обучение, для взрослых - профессиональная деятельность. Третья - сфера контактов, то есть взаимоотношения с людьми, которые есть в нашей жизни, их качество, близость, длительность. Четвертая - сфера смыслов и фантазий, куда входит все связано с мечтами, планами, осмыслением жизни, мечтами о будущем и размышлениям над настоящим.
Пезешкиан провел ряд исследований в более десяти странах и выяснил, что ощутимое смещение активности человека в сторону любой из сфер (перетаскивание равновесия) существенно портит качество его жизни и провоцирует проблемы. Чем больше дисбаланс, тем серьезнее - его последствия. Так, если через школьная нагрузка ребенок запустит свое здоровье (не секрет, что современные школьники, особенно старшеклассники, прозябают над задачей далеко за полночь), она будет не только риск физических заболеваний, но и потерю познавательного интереса, снижение мотивации учения, тревогу , депрессию ... То же и с другими сферами. Ограничение общения с родными и друзьями, пренебрежения школьных занятий или отказ от желаний и планов - все это будет сказываться на качестве жизни.
Используя балансный модель - графически она выглядит как ромб, чьи верхушки располагаются на двух перекрещенных осям, - я прошу родителей обозначить, сколько внимания, времени и сил ребенок уделяет каждой из сфер, в соответствии найдя точки на осях, отсчитывая загруженность каждого от места пересечения. Так, если ребенок совсем не учитывает свое тело и здоровье, нет времени на посещение спортивных секций, не слишком следит за гигиеной и не особо переживает внешностью, то на оси Y над пересечением осей будет отмерено минимальное расстояние. Если при этом она большую часть времени проводить в школе, а потом еще и дома сидеть над книгами и в Интернете, выполняя задание, то на оси Х, справа от пересечения осей, отметка будет дальше. Точка на оси Y под приятным обозначать состояние дел с близкими, а точка на оси Х справа от перекрестка двух осей показывать, сколько времени должно ребенок для размышлений, фантазий, мечтаний и планов. В общем фигурки, нарисованные родителями, очень и очень редко похожи на правильные ромбы. Чаще всего это кривые четырехугольники без всякого сохранения пропорций. Такое иллюстрации дисбаланса в детской жизни обычно родителей поражает и показывает, какая из сфер детской жизни нуждается в поддержке, а какая - разгрузки.
Удовлетворить потребность в балансе значит создать сбалансированные условия, показать на собственном примере, как делать выбор, распределять силы и планировать время.
Развивать меры
Тарас - обычный парень десяти лет. Собственно, у кого бы не спросить о Тарасе - у учителей, тренера, соседей или родителей, так и говорят: «Обычный парень». Тарас как все. Он любит мультики и мобильный, не любит школу и домашние задания. Он собирает трансформеров, сидит «Вконтакте» и играет в компьютерные игры. В его поведении и словах всегда видно что-то от Человека-паука, Бэтмена, Бен Тена, Нинзяго и другого мультсериального мусора.
Он делает все то же, что и его друзья: долго просиживает за монитором и изредка выходит гулять. Когда же удается пересечься с друзьями вне школы, то идут они преимущественно в развлекательный центр - играть видеоиграми.
Родители не особо занимаются Тарасом, а он не особо просит их об этом. Ему с собой и монитором гораздо интереснее. «Такие уже эти современные дети», - вздыхает мама, и с ней соглашаются папа, подруги, соседки и классный руководитель. Тарас занимается каратэ, но не очень охотно. На самых занятиях тренер отдает команды японской и ругает детей за неслух украинском, время от времени заставляя отжиматься от пола или подтягиваться на стене. В раздевалке до и после секции, дети в основном говорят о героях и событиях своей Видеомир. Показывают игрушки по мотивам тех же сериалов. Общее время в зале перед началом занятий также очень похож на уже упомянутые мультики и игры - стойки, драки, клятвы, крики, спасение миров.
Что касается самого мальчика, то он вообще ни о чем не может говорить, кроме мультфильмов и игр. Стрелялки, бродилки, квесты, стратегии ... Да и о них он говорит не так, чтобы описывать или объяснять, - такое впечатление, что у него в голове набор готовых фраз из этих самых игр, которые выпрыгивают в случае необходимости. Он, конечно, отвечает на вопросы и реагирует на обращения, но как-то механически, будто отрываясь от монитора, который где-то внутри, перед внутренним зрением.
К телевизоров, компьютеров и других гаджетов прочно прилепился ярлык «зобмо-». Мол, зомбируют они и детей, и взрослых. Все, кто сидит перед мониторами, теряют способность критически мыслить, не могут оторваться и превращаются в безмозглые овощи. Прилипания детей к мониторам и действительно является проблемой, особенно острой из-за повсеместное присутствие этих самых мониторов. Но немного поднимемся над вопросом гаджетов и посмотрим, какие еще детские занятия вызывают наше беспокойство сейчас или о чем волновались наши родители и родители их родителей во времена, когда мультики показывали по расписанию, а найти видеокассету или диск с желаемым контентом было настоящим счастьем.

Вероятно, самые родительские волнения о том, что ребенок попадет в плохую компанию. Еще несколько лет назад речь шла о различных субкультурные группы, типа готов, эмо или еще кого-то, кто слушает странную музыку и носит не менее странную одежду. Также недобрыми могут быть и друзья, которые приучают к наркотикам или алкоголю. Опять же, религиозные секты или какие-то странные клубы с сексуальными извращениями. Влюбленность - также причина волнений, особенно если на нее тратится все время или если любовь несчастной или неуравновешенное и ребенка бросает из мании в меланхолию. Слишком сильное увлечение спортом, с изнурительными тренировками, стимуляторами, стероидами, усиленным питания тоже вызывает родительскую тревогу. Даже, казалось бы, полезные вещи вроде налегание на обучение (например, перед выпуском и вступлением) или недозированные поглощения книг (захват романтическим фэнтази или литературой по черной магии и сакральных учений). Думаю, вы уже заметили закономерность: все, что слишком, не кажется ли нам здравым. И здесь нет никакой ошибки. Опасность таит любая деятельность, которая поглощает большую часть жизни ребенка, исключая из него, во-первых, жизненно необходимые вещи (например, непрерывный сон или нормальное питание), во-вторых, важны (общение с родными или отдых), а по -третьих, вещи, которые являются нормой для детей определенного возраста (занятия в школе, игры со сверстниками, уход за домашней животным ...). И не имеет значения, о каком злоупотребления идет речь - компьютером, книгами или спортом. В каждом случае мы имеем один и тот же механизм развития проблемы: ребенок теряет меру и фиксируется на чем-то одном, опасно сужая свой жизненный мир.
Удовлетворение потребности в балансе - это прежде всего помощь ребенку почувствовать мере, ту грань, за которой выгоды от деятельности или определенного занятия уменьшаются, а риски возрастают. Другими словами, это развитие способности говорить себе самому: «Стоп!», «Хватит!» - и переключаться на другое.
Мой маленький сын постоянно меня удивляет, и в этом контексте также: он имеет две замечательные черты - умеет отказываться от вкусного и замечать, когда устал. Так, каким бы желанным ни был шоколад или какими бы вкусными ни были черники со сгущенным молоком, он съедает какую-то часть и отказывается от добавки, абсолютно спокойно сказал: «Наелся, оставим на завтра». Я спрашиваю: «Ты не хочешь больше?» Он отвечает: «Я - хочу; животик - нет ». Признаюсь честно: я не такой способности, а не удерживаюсь и им вкусное, пока оно есть. Мой ребенок - нет. Он обладает чувством меры. Думаю, это так потому, что от него никогда не хоронили разрешенных сладостей и он знает, что всегда будет к ним доступ (если кончатся, то можно купить или найти что-то другое), а еще то, что мы не заставляем его есть, не пугаем , что вкусного не останется или что будет голодным. Кстати, последние две страшилки - любимые обеденные присказки моей мамы. По усталости, то пока мы не имеем проблем с дневным сном и вечерним вложением, а также приглашением ребенка к тихим забав. Так, если мой малыш чувствует себя усталым, он сам идет в кроватку или, например, просит почитать ему берется за конструктор. Он не бегает до упаду, хотя и имеет довольно возбуждающее нервную систему. Конечно, если есть активная детская компания и нет внимательного взрослого, эта способность исчезает, но ее можно вызвать. Для этого Богдасика надо поймать, обнять и попросить прислушиваться к себе. Обычно это работает, но в последний раз, когда мы были в гостях, я услышала следующее: «Да, мама, я слишком возбужден и не контролирую себя, но мне очень интересно бегать и играть. Поэтому можно я еще немного себя не контролировать? »У нас с сыном еще много пространства для развития навыков саморегуляции, но эти две были у него с самого начала, и нам в семье пока удалось не сбить, не испортить их. Я не питаю особых иллюзий относительно того, что в дальнейшем росте они хорошо сохранятся, но надеюсь, что опыт саморегуляции не исчезнет совсем.
Итак, что мы можем сделать для того, чтобы помочь детям иметь это именно меры? Сейчас все больше приобретают популярность программы саморегуляции у детей. Я на самом деле была удивлена, почему при таком количестве защищенных диссертаций на эту тему доступными для украинском языках (стоит только зайти на сайт библиотеки Вернадского или Российской государственной библиотеки) мы имеем столько нареканий от родителей, воспитателей и учителей. Конечно, я не претендую на полный и исчерпывающий анализ этих программ, но, по-моему, большинство из них имеют один серьезный недостаток: ключевым компонентом этих программ есть разные меры по ограничению детей, якобы с целью тренировки их воли. Так, в одной предлагается лимитировать время выполнения задач, в другой - воздерживаться от желания приобщиться к игре или съесть что-то вкусное, в третьей ребенок должен молчать, если знает ответ, и тому подобное.
Результаты исследований показывают, что умение воздерживаться, отказываться от чего-то, останавливаться в определенный момент не является первичным, а потому вряд ли может быть развито с помощью волевых тренировок. Дети останавливаются, когда умеют замечать свое состояние и способны понять последствия продолжения деятельности. Итак, первая задача - не ограничивать детей, а развивать их способность быть внимательными к себе и другим. Способность мониторить свое состояние. Для начала все, что нужно, - это обращать внимание детей на их эмоции и поведение, называть их, связывать друг с другом, объяснять причины. Позже - передавать эти навыки, учить замечать свое состояние, и не только проговаривать то, что видим мы, взрослые ( «Я вижу, что тебе трудно сосредоточиться из-за того, что ты долго читаешь», «Мне кажется, что тебе грустно, ты устал, не успеваешь за ребятами и не можешь радоваться игре »), но и задавать вопросы, чтобы ребенок сам мог проявить наблюдательность и связать причины со следствиями (« Как думаешь, с чем связана твоя раздражительность? »,« Есть гипотезы , почему так трудно с английским сегодня? »). Способность к самонаблюдению и выводов называют рефлексией, и именно ее развитие является основой саморегуляции, о чем и свидетельствует большинство исследований.
Вторая задача - не запрещать что-то, а, наоборот, разрешать, оставлять в свободном доступе. Это касается и вещей, и занятий, и друзей. Если ребенок знает, она может в любое время получить желаемое, ей нет необходимости застревать на этом, урывать минуты для общения с кем для компьютерной игры или просмотра сериала. Здесь много нюансов, и точно не идет о действительно вредные вещи или опасных людей. Главная идея - что для того, чтобы научиться отказываться от переборки чего, от избытка, надо иметь уверенность, что доступ открыт, а потому необходимости прервать еще кусочек нет.
Известный деятель Екатерина Ясько часто упоминает в своих статьях и блоге программу для дошкольников «Инструменты ума» ( «Tools of the Mind»), которая сейчас набирает популярность в Соединенных Штатах. Основана на идеях Льва Выготского, классика советской психологии, эта программа предлагает детям контролировать свои желания, сосредотачиваться на цели и ограничивать себя в неважном, но как инструмент развития таких навыков предлагает именно рефлексию. Автора программы Елена Бодрова и Дебора Леонг наибольший акцент делают на планировании деятельности детьми и предвидении ее результатов. Они учат детей ставить цели, составлять планы, предвидеть последствия и выбирать лучший способ действовать. Так, если ребенок, например, раздраженная или зла на кого-то, ее просят сесть и представить, что она сейчас может сделать и к чему это приведет (ударить обидчика, он ударит в ответ, и поднимется драка), после того предлагают найти альтернативный вариант и реализовать его.
Тарас, чья история начинает тему, - обычный парень с обычной историей ребенка, который потерял контакт с родителями. Все советы о заботе о потребности в балансе, как и о любой другой, не имеют смысла, если мы не чувствуем малыша, не интересуемся его жизнью, не живем интересами, если мы не частью его жизни. И первое, к необходимости чего мы дошли с родителями, - это увеличить время взаимодействия с ребенком. Поскольку Тарас уже привык обходиться без родительской любопытства и особого присутствия в своей жизни, первое, что пришлось сделать папе, - завести аккаунт «ВКонтакте», а обоим родителям по очереди вместе с сыном посидеть за мультиками - так нашелся предмет для разговоров. Потом папа вспомнил свое прошлое каратиста, и вместе с сыном они стали отрабатывать палача, а еще нашли интересные фильмы и нашли кучу информации об истории каратэ,вдвоем пошли на курсы японского. Папа своим присутствием и новыми деятельностями, которые предложил сыну, добавил в его жизни баланса; мама стала больше общаться и, пусть сначала на примерах мультяшных героев, начала обсуждать последствия их поступков, причины изменений в настроении, показывать, на что и как в их поведении реагируют другие ... Тарас растаял буквально за месяц, стал нежным и - совсем удивительно - с удовольствием помогает маме на кухне, у них теперь появилось общее хобби - пробовать всевозможные рецепты.на что и как в их поведении реагируют другие ... Тарас растаял буквально за месяц, стал нежным и - совсем удивительно - с удовольствием помогает маме на кухне, у них теперь появилось общее хобби - пробовать всевозможные рецепты.на что и как в их поведении реагируют другие ... Тарас растаял буквально за месяц, стал нежным и - совсем удивительно - с удовольствием помогает маме на кухне, у них теперь появилось общее хобби - пробовать всевозможные рецепты.
Соблюдать меры, уметь останавливаться, когда тело полное гормонов, которые побуждают продолжать деятельность или общение, отказываться от вкусного, интересного и того, что доставляет удовольствие, просто даже для взрослых. Инструменты, которые помогут развить чувство меры детей без принуждения и чрезмерного контроля - развитие внимательности к себе и понимание последствий.
искать ресурсы
Наталья не верит в счастье. В целом она мало во что и кого верит. Ей за год решать, что делать после школы, но она уже знает, что будет медсестрой а может, лаборантом, тем, кто берет и исследует кровь больных людей. На врача долго учиться, и поэтому лень, а медсестра - то, что надо: три года - и ты уже можешь объяснить людям, что у них все плохо. Наталье пятнадцать, она носит темную одежду, слушает музыку, которую сама называет «депреснячок», не видит причин для веселья и время от времени плачет в своей комнате, потому что радоваться нечему. Перспектива выучиться на кого-то перспективного ей не светит, разбогатеть лаборанткой - тоже вряд удачно выйти замуж, может, и было бы хорошо, и за кого? В школе ее немного шарахаются и ученики, и учителя, которые опасаются очередного нашествия субкультурной эпидемии. Наталья только плечами пожимает, считая, что субкультуры - фигня.О психологах она думает так же: мода, никакой пользы.
Наталья когда училась играть на скрипке и даже почти закончила музыкальную школу, но сейчас ее скрипка пылится на шкафу в футляре. Наталья не занимается спортом, не читает книг, не любит прогулок и путешествий, ей безразличны домашние животные, она не имеет никакого хобби, кроме музички- «депреснячка», особо не общается со сверстниками и даже не имеет предпочтений в одежде, кроме черного, и никаких в еде. Салаты называет травой, супы - жижей, все остальное - бурдой. Мама сначала обижалась, а потом рукой махнула: «Как называет - такое и ест». Наталья плохо спит, время лежит, уткнувшись в стену, всю ночь, то набирает, то сбрасывает вес, но все это не критично. Тревогу забила школьный социальный педагог: случайно увидела на руках старые и свежие мелкие ранки - Наталья режет и царапает себе руки. Конечно, вен она не трогает,но мелкие глубокие царапины делает себе каждый день. «Чтобы хоть что-то чувствовать», - вот и все, что говорит девушка.
Если попытаться в целом описать, чем белые счастливы полосы нашей жизни отличаются от черных, то, наверное, лучшей будет ответ: наличием ресурсов, того, что придает жизни вкус, делает его уютным, ярким, захватывающим. Но именно умение пользоваться ресурсами, которые дает жизнь, и активно искать их самому отличает человека, который быстро преодолевает неудачи и восстанавливается после стрессов. Главная задача, стоящая перед психотерапевтом, который столкнулся с депрессией у ребенка или взрослого, - это открыть доступ к ресурсам, помочь клиенту насытить ими свою жизнь.
Серотониновых гипотеза - основная для возникновения и течения депрессии. Речь идет о том, что по каким-то причинам в организме человека блокируется выработка серотонина, гормона, который отвечает за чувство удовольствия, радости, счастья. Для того чтобы вернуть серотонин в организм, психиатры прописывают антидепрессанты, которые блокируют распад этого гормона, и через некоторое время серотонина собирается достаточно, чтобы человек снова мог чувствовать радость.
Психотерапевты предлагают то же самое, но другим способом. Они будут просить человека делать то, что когда-то приносило ей радость слушать музыку, пить вкусный кофе, есть шоколад и бананы, плавать, гулять, играть с животными, танцевать - делать все, что естественным путем приведет к выработке серотонина. Более того, делать это необходимо ежедневно. С детскими и подростковыми депрессиями - то же. Первый психологический рецепт - добавить в жизнь ребенка ресурсов, мелких и крупных - любых, чтобы процесс синтеза гормона не останавливался и радость стала ежедневным спутником жизни.
Второй шаг, еще важнее, - научить видеть и искать эти ресурсы ежедневно. Проблема антидепрессантов в том, что, когда человек останавливает их прием, вместе с таблеткой идет и серотонин. Правильно организованная психотерапия является эффективной именно потому, что человек учится видеть радость в моментах жизни, находить ее и не отпускать. Она может не пить таблеток, имея другой способ удерживать серотонин, и этот способ называется «уметь радоваться жизни». Полуполный и полупустая стакан оптимистов и пессимистов - хорошая иллюстрация этого самого умения - радоваться жизни, видеть ресурсы.
Понаблюдайте за детьми: они очень разные по этому признаку. Один найдет камешек и придумает с ним увлекательных игру, другой и пяти минут не сможет радоваться дорогом «Лего». В чем разница? В умении видеть ресурсы. Конечно, мы биологически разные, и у кого из нас серотонин синтезируется медленнее, а у кого-то быстрее, однако видеть хорошее, интересное, увлекательное и создавать радость вокруг себя - это вполне психологическая привычка, которую дети усваивают от других, в том числе и от нас, своих родителей.
Работая со взрослыми и, к сожалению, детьми, имеющими признаки депрессии, я постоянно сталкиваюсь с той же особенностью: они теряют доступ к ресурсам и не могут найти механизм вернуть себе радость жизни, потому что просто не видят источников этой радости. Это звучит как «Меня ничто не радует», а выглядит так, будто человеку завязали глаза темной повязкой, запихнули непроницаемые беруши и натянули гидрокостюм с маской, и она просто не видит, не слышит и не чувствует того разнообразия интересностей, увлекательности , приятностей, радостей, которые его окружают.
Я специально повторю предложение с Наташиной истории: «Наталья не занимается спортом, не читает книг, не любит прогулок и путешествий, ей безразличны домашние животные, она не имеет никакого хобби, кроме музички-« депреснячка », особо не общается со сверстниками и даже не имеет предпочтений в одежде, кроме черного, и никаких в еде » . Чувствуете? Так, у девочки перекрыт доступ к ресурсам.
В чем же источники радости и как мы можем открыть их детям? Каждый из нас может показать только те источники, которые видит сам. Я поделюсь опытом, своим и клиентским, а вы смело добавляйте и используйте свой.
Итак, первый и самый очевидный ресурс для детей, - это игра, мир, в котором реальность сочетается с чудом. Игры бывают разные - интеллектуально-развивающие, спортивные, творческие, игры-шутки и игры-забавы, ролевые, театральные ... Я в этом перечне перемешала критерии и типы, но это не главное. Главное - отношение к жизни, которое является в игре, - легкое, веселое, немного несерьезное. Думаю, что именно эта несерьезность, отсутствие необходимости получать полезный результат, эта атмосфера «якобы» и является основной ресурсотворчою силой игры. В игре ребенок может фантазировать, может свободно ошибаться и не стремиться конкретной цели, может примерить любые роли весело и довольно безопасно для себя. Понимаю, что сейчас могу наштрикнутися на конкретные примеры того, что детские игры могут быть конкурентными и даже опасными, а еще на примеры довольно дорогих для родительского кошелька игр.Соглашусь и напомню о том, что речь идет о поиске ресурсов и их открытие для детей. А значит, о том, что открывать следует найресурсниши игры, имеющие в основе не дорогие гаджеты или соревнования за первенство, а игры, в которые играли еще наши пра-пра, те, чей двигатель - волшебное мышления. «Казаки-разбойники», «Фанты», «Крокодил», «Море волнуется раз» ... - игры, которые не требуют ничего, кроме самих игроков и их воображения. То же и разыгрывание любого сказочного, приключенческого или фантастического сюжета. Ну в самом деле, что, кроме темноты в комнате, фонарика и папиного гудение ракетным двигателем, нужно, чтобы слетать в глубокий космос? Серотонина при этом выработается не менее у настоящего космонавта.имеющие в основе не дорогие гаджеты или соревнования за первенство, а игры, в которые играли еще наши пра-пра, те, чей двигатель - волшебное мышления. «Казаки-разбойники», «Фанты», «Крокодил», «Море волнуется раз» ... - игры, которые не требуют ничего, кроме самих игроков и их воображения. То же и разыгрывание любого сказочного, приключенческого или фантастического сюжета. Ну в самом деле, что, кроме темноты в комнате, фонарика и папиного гудение ракетным двигателем, нужно, чтобы слетать в глубокий космос? Серотонина при этом выработается не менее у настоящего космонавта.имеющие в основе не дорогие гаджеты или соревнования за первенство, а игры, в которые играли еще наши пра-пра, те, чей двигатель - волшебное мышления. «Казаки-разбойники», «Фанты», «Крокодил», «Море волнуется раз» ... - игры, которые не требуют ничего, кроме самих игроков и их воображения. То же и разыгрывание любого сказочного, приключенческого или фантастического сюжета. Ну в самом деле, что, кроме темноты в комнате, фонарика и папиного гудение ракетным двигателем, нужно, чтобы слетать в глубокий космос? Серотонина при этом выработается не менее у настоящего космонавта.приключенческого или фантастического сюжета. Ну в самом деле, что, кроме темноты в комнате, фонарика и папиного гудение ракетным двигателем, нужно, чтобы слетать в глубокий космос? Серотонина при этом выработается не менее у настоящего космонавта.приключенческого или фантастического сюжета. Ну в самом деле, что, кроме темноты в комнате, фонарика и папиного гудение ракетным двигателем, нужно, чтобы слетать в глубокий космос? Серотонина при этом выработается не менее у настоящего космонавта.
Второй большой ресурс для детей - истории. Прочитанные в книгах, вымышленные во время игры, рассказанные на ночь, мечтах истории о природных явлениях, людей, их поступки, о самих ребятишек, истории-сказки, истории-приключения, стихотворные истории ... Любые, в которых ребенок может получить захвата, удивление, открытия. Те, которые могут поразить, зачудуваты, перехватить дыхание ... Мы с мамой, когда я была маленькой, придумывали такие истории на каждом шагу. Все, на понимание и объяснение чего мне не хватало опыта и знаний, превращалось в сказку. Ночной трамвай - заблудился и не может найти дорогу в депо; гром - это ссора братьев-сестер облаков, которые не могут поделить игрушку. Я до сих пор иногда думаю, что на Венере, которую вижу самой на вечернем небе, живет девочка-двойник и что каждый человек на Земле первой на небе видит звезду, на которой живет ее двойник.Эта история и правда очень утешала и была ресурсной для меня в период подростковой одиночества, ведь это было так важно - знать, что где-то есть точно такая, как ты, существо, с такими же мечтами, мыслями и переживаниями.
Неисчерпаемый ресурс для каждого ребенка - отношения, поцелуи, объятия, нежные слова. Природа в ее невероятной красоте - прогулки, путешествия, любования. Спорт - азарт, восторг, ресурсная усталость и развитие возможностей тела. Творчество во всем разнообразии, от пения и танца к изделиям хенд-мейд и кулинарии. Наслаждение вкусом и запахами. Удовольствие от мультфильмов, кино, музыки. Восторг от быстрой езды на велосипеде, плавание в море, сидение у огня ... Мир полон ресурсов. Все, что остается нам, взрослым, - научить детей замечать их. Все, что для этого нужно - не жалеть слов и впечатлений для описания собственных и детских переживаний и чувств. Однажды обученная любоваться звездным небом, ребенок уже никогда не забудет этого опыта -например, лежания на теплом песке под шепот моря и виглядання очарованных созвездий.
Итак, открыть доступ к ресурсам означает минимум три вещи - дать почувствовать наличие ресурсов, делать это регулярно и побудить ребенка одного включаться в ресурсные активности. Поэтому первое: показываем ребенку ресурсы, открываем глаза на то, что на каждом шагу скрываются некие волшебные места, где живет радость от созерцания красивого, удовольствие от вкушения вкусного, утешение от звуков музыки и природы, наслаждение от движения и физических тренировок, интерес к получение новых знаний, азарт от овладения новыми навыками и многое-многое другое. Второе: окружаем ресурсными активностями, погружаем в них и погружаемся вместе с ребенком - поем, танцуем, играем, прислушиваемся, учимся, экспериментируем ... Третье: учим включать ресурсы, осторожно подсказываем и незаметно подталкиваем к вхождению в ресурс, ежедневно,особенно в периоды душевной хандры и жизненных трудностей, предлагаем душистого чая, приносим плед и интересную книгу, печем торт с вишенкой, приглашаем на танец с объятиями, идем гулять ...
Исследование калифорнийского психолога Кэролин Алдвин показывают, что способность пользоваться ресурсами является своеобразной навыком, компетентностью, которая формируется только при жизненного опыта. Ресурсокомпетентнимы есть те лица, которые вводились в умении видеть и включать ресурсы, те, кто раньше, еще до критических событий, умели наслаждаться жизнью. Собственно, поэтому и возникает порочный круг депрессии: человек, столкнулась со сложными событиями, переживает стресс и не может восстановиться из-за того, что не имеет доступа к ресурсам, а отсутствие такого доступа не дает возможности преодолеть депрессивное настроение. В таких случаях на помощь приходят антидепрессанты, но прекращение приема возвращает все назад, поскольку употребление таблеток никак не влияет на умение видеть источники восстановления и пользоваться ими.
Вероятно, Наталья, упомянутая в начале темы, была одной из самых сложных клиенток для меня. Несколько месяцев мы бились над тем, чтобы просто научиться замечать хорошее, еще несколько - чтобы пользоваться этим. Во что предлагаемое мной казалось ей фигней, сама же она ничего не могла предложить. Выход в этой ситуации был, как ни странно, там, где и вход - в музици- «депреснячку». Мама где-то достала для Натальи приглашение на клубную вечеринку молодого музыкальной группы, который играет готический рок. Почти ровесники, девушки и юноши Наталье понравились. Она попросилась прийти на репетиции, ей разрешили. Пришла раз, другой, потом вспомнила о скрипке и пришла с ней. В конце концов девочку взяли в команду, и, как выяснилось, готические рокеры грустили только на сцене, вне ее это были веселые ребята, которые любят путешествия и приключения. За полгода мы остановили работу с Натальей, в частности,и потому, что началось лето, а на лето у нее было запланировано напряженный график гастролей.
Умение видеть, находить и использовать, а также создавать ресурсы для себя и других является важным компонентом психологической восстанавливаемости. Ведь какой бы тяжелого стресса не претерпела ребенок, которого бы сложную ситуацию не пережила, именно ресурсы открывают путь к быстрому восстановлению сил и вдохновения для дальнейшего движения.
Сосредотачиваться на главном
«Черт кроется в мелочах» - приговаривает 6-летняя Соня. При этом она даже осанку и тон голоса изменяет и становится похожа на свою бабушку, важную и по-учительские безапелляционное. Собственно, Соня живет с бабушкой. Мама с папой много работают и, работая, путешествуют, потому что они тревел-блоггеры. Именно поэтому на семейном совете было решено, что маленькому лучше оставаться в стабильности, а это значит - с бабушкой. Бабушка - школьная учительница, и она не только обеспечит Сони нормальное питание и кроватку, не меняется еженедельно, но и в школу как следует подготовит.
Соня видит родителей преимущественно в «Скайпе» и уже привыкла к этому - не требует взять с собой, не плачет и не задается вопросом: «Когда увидимся?» Она покорно готовится к школе, выполняя множество бабушкиных задач и тех, что задают на подготовительных занятиях, при этом она старательная и щепетильная. Единственное - девочка не сосредоточена, постоянно отвлекается и поэтому очень затягивает время своего подготовительного обучения. Бывает так, что воздух свежего не видит через оте свое затяжки. То ей надо пить, то яблочко, то в туалет, то она вспоминает, не дописала то в каком-то тетради, то о том, что забыла составить карандаши в рюкзак, то не уточнила у учительницы, какие именно краски брать с собой ... Все эти дела важные и насущные, поэтому пока доходит до самых задач - и бабушка, и внука истощены и раздражительны. В такие моменты и приходит время слез,бросание тетрадями и категорический отказ идти в школу и на подготовку, и на учебу.
«Черт кроется в мелочах» - говорит Сонина бабушка. Она учительница и знает, что школьные проблемы начинаются с неопрятных тетрадей и забытых учебников. Чтобы хорошо учиться, ребенок прежде всего должен быть полностью экипирована и успевать выполнять все задания. Ничего нельзя откладывать на завтра, а тем более на потом, потому что обычно одна неизученная тема влечет за собой двойку по предмету, а там и до того, чтобы остаться на второй год, - два шага.
Современные учителя все больше жалуются на незосередженисть учеников, их проблемы с удержанием внимания на определенном занятии, невозможность последовательного следования определенной цели, прыжки по темам. Ученые бьют тревогу из-за засилья прокрастинации, развитие клипового мышления (фрагментарного мировосприятие без целостного представления о вещах) и недостающую присутствие современной молодежи (в которой человек живет преимущественно в виртуальном мире чатов и соцсетей, теряя на реальном общении и взаимодействии). При этом и дети, и подростки, и юноши становятся нервными, возбудимыми, не готовы к преодолению трудностей и даже решения обычных ежедневных бытовых проблем.
Прежде во всем обвиняют медиапространство (от телевидения к Интернету) с его технологиями манипуляции сознанием и ярко-клиповой организацией, при которой информация подается готовой без необходимости сопоставлять, думать, делать выводы. К тому же все приправляется увлекательными картинками и неожиданными звуками, обещаниями бонусов и призов, который держит детей в эмоционально-гормональной напряжении и превращает в зомби.
Что ж, о медиапространство - правда, как правда и то, что современного ребенка очень сложно удержать за его действиями. И хотя мы говорим о том, что мультики и Интернет вадять социализации детей, наши двор стали пустыми и дети больше не играют в пятнашки, а «втыкают» в экраны, без просмотра этих самых мультиков детям социализироваться еще труднее, они просто говорить не на одном языке со сверстниками.
Что же делать? С одной стороны, готовить детей к вызовам медиа, учить не блудить в паутине и нарабатывать навыки самозащиты, включая критического мышления; с другой - ориентировать на цель и самим не разменивать детскую жизнь по мелочам.
Что я имею в виду? Проблемы Сони и ее бабушки, героинь этой темы, прежде всего связанные с застреванием на мелочах, не слишком важных, но чрезвычайно часоемних вещах, которые засоряют их жизненное пространство. Собственно социальные сети, сериалы и компьютерные игры делают то же - загромождают детское сознание.
Пробовали ли вы когда разобраться, чем заполнена голова ваших детей? Как бы то ни с чем связано, как они доходят выводов, которые считают важным, откуда вообще берутся их желания и приходят тревоги? Для меня каждый диалог с маленькими клиентами - это такие блуждания в чаще леса детских смыслов. И я довольно часто никак не могу найти там центральной тропы; в основном какие-то мелкие, не слишком связаны между собой тропинки смыслов и значений, даже на одну и ту же тему.
«Ниндзя вымерли еще в древности», «Ниндзя могут оживать», «Ниндзя - страшные убийцы», «Убивать - это плохо, все должны жить в мире», «Врагов надо убивать», «Ниндзя не надо бояться - они защищают нашу планету »,« Сэнсэй Ву - главный, он умнее всех, и за папу тоже »- это, например, винегрет смыслов из разговора с пятилетним поклонником« Лего Ниндзяго ».
Иногда с возрастом картина не особо меняется. В сознании подростков так же накапливаются кучи смысловых отрывков о мире, других людей, мотивы их поступков ... Содержание этих отрывков часто рассогласований и противоречивый. Дети иногда не могут назвать, например, три своих крупнейших желание и десять шагов, которые нужно сделать, чтобы достичь каждого. А если и называют, то эти шаги часто строятся по схеме «два вперед и три назад», и так, что в них легко и ноги поломать.
Все упомянутые в первом абзаце проблемы, от незосереджености к отсутствующей присутствия и негативного влияния медиа, сводятся к отсутствию логично связанной картины мира у ребенка и в связи с этим нарушений процессов целеполагания, определяет цели и определение пути к ней.
Что произошло с Соней или маленьким любителем ниндзя? Они оба запутались: девочка - в мелких задачах и ежедневных делах; мальчик - в мультяшных картинках, отрывках фраз героев и интерпретациях их поступков друзей-по-увлечению. Каждый не смог найти какой-то системы и наметить для себя четких связей Соня - что и для чего он делает, ниндзяман - что и для чего делают ниндзя.
Если вспомнить о нейрорегуляции этой путаницы, то, между прочим, в кровь малышей постоянно впрыскивается дофамин, которой заставляет стремиться легкого результата, например быстро завершить определенное действие (съесть яблоко, проверить наличие карандаша, то дописать, как в ситуации Сони). Таким образом ребенок получает быстрое гормональное подкрепление, которое вызывает положительные чувства, и снова его хочет. Сосредоточение же на какой-то одной деятельности не дает таких дофаминовых выбросов. То же и с любителями мультсериалов. Каждый мини-сюжет (клип) завершено каким-то действием (здесь бой с инопланетянами, здесь восторг заложников, здесь спасение принцессы). Эмоциональное переживание этих сюжетов так же повышает уровень дофамина. Дети привыкают ориентироваться на короткие сюжеты и быстрые задачи и застревают в мелочах. Если же есть необходимость сделать что-то, результат чего будет в длинной перспективе,а не здесь и сейчас, они раздражаются, во-первых, из-за незавершенности действий, во-вторых, из-за отсутствия дофаминовой вознаграждения, к которой привыкли.
Это фоновое раздражение и преследует детей, например, в школе, когда возникает необходимость долго изучать материал, чтобы овладеть предметом, или же ждать длительное время, пока разовьется навык и выкристаллизуется определенное умение. Негативные ощущения влияют на стрессоустойчивость: детям становится трудно выдерживать периоды без быстрого результата, без немедленного удовлетворения и получения положительных эмоций. Родители постоянно жалуются, что дети «не видят цели», «не понимают важности образования для будущего», «не хотят учить английский» ... Но дело вовсе не в каком нежелании, а в застревании на мелочах и отсутствия навыков фокусировки на дальнейшей цели.
Современный американский нейропсихолог Ричард Дэвидсон изучает процессы, происходящие в человеческом мозге в зависимости от того, что делает человек и эмоции при этом чувствует. В целом он выделяет шесть эмоциональных стилей, один из которых - внимательность. Этот стиль активируется тогда, когда человек сосредотачивается на чем, стараясь не отвлекаться столько, сколько это необходимо, и не поддается влиянию внешних раздражителей. Интересно, что префронтальная кора головного мозга лиц, довольно внимательными, показывает сильную фазовую синхронизацию в ответ на определенные раздражители, а вот у лиц с дефицитом внимания эта синхронизация слаба, что свидетельствует о невозможности долго удерживать внимание на чем. Исследователь доказал, что стимуляция фазовой синхронизации коры приводит к тому, что люди легче справляются со всевозможными потрясениями, внутренними переживаниями и стрессами.Одним из основных инструментов, который позволяет развивать внимательность и усиливать фазовую синхронизацию коры, является медитация и фокусирование на важных жизненных целях и достижениях. Исследователь получил впечатляющие результаты относительно того, насколько медитативные практики, а также развитие умения видеть далекую цель и просчитывать шаги на пути к ней влияют на нейропроцесы в нашем мозгу и стимулируют стрессоустойчивость.
Конечно, ни Ричард Дэвидсон в своих работах, ни я не советуем родителям сразу бросаться искать гуру медитаций и чистить чакры. Более того, ученый исследует и пишет о процессах, которые происходят в мозгу и жизни человека без всякой эзотерики или парапсихологии. Речь идет лишь о том, что стишення, пребывание в красивом и светлом пространстве - на берегу моря или опушке леса, в художественной мастерской, органном зале ... - обладают терапевтическим и восстановительный эффект на нашу нервную систему. Замечу, что в британских школах уже несколько лет практикуют так называемые практики майндфулнес - это абсолютно научно обоснованная техника, которая включает применение медитативных упражнений (фокусировка на собственном дыхании, звуках, запахах, вкуса, мысленное сканирование тела ...). Исследования показывают, что, практикуя майндфулнес, дети становятся более дружелюбными, спокойными,эмоционально легче переживают период экзаменов и даже меньше болеют сезонные простуды. Собственно, майндфулнес - это практика сознательного сосредоточения внимания.
Сосредоточиваться на главном - это также умение ставить цель, держать ее в фокусе внимания и идти к ней, не обращая внимания на мелочи. В развитии этого навыка детям очень нужна наша помощь, а еще уважение в отношениях, ведь они не умеют отличать главного от второстепенного и часто сбиваются с пути. Мне трудно описать здесь какой-то алгоритм, кроме доброжелательного объяснения, собственного примера и сопровождения.
Так, моя подруга постоянно жалуется, что они всей семьей имеют характер испортить даже самый лучший замысел. Если планируется поездка в аквапарк, в добраться туда и весело провести время - это цель. Чтобы приехать раньше и провести много веселого времени вместе, надо вовремя проснуться, позавтракать, собрать вещи и отправиться. «Но на самом деле ситуация выглядит совсем иначе, - рассказывает она. - Обычно мы затягиваем лежания в кроватях, потом ищем что-то в мобильных и планшетах, периодически звоня кому-то. Завтракая, можем читать или снова залезть в гаджеты, причем кто-то обязательно доползет к столу позже и впоследствии будет возмущаться, что его ждут. В конце концов, раздражены и злы, мы добираемся аквапарка, где выясняем, что забыл купальника ».
Следовательно, планирование деятельности, собственный пример того, как можно быть включенным в нее последовательным, а также доброжелательное напоминание, что и для чего мы делаем, и нахождение рядом, поддержка и уважение - отличный способ развития столь необходимой навыки, как сосредоточенность на цели и профилактика уязвимости к стрессам.
Как развить познавательную мотивацию, предупредить и преодолеть учебные проблемы
Удовлетворить психологическую потребность в творчестве, спонтанности и игре означает позволить ребенку выражать себя, пробовать новое, исследовать, экспериментировать и тем самым открыть для нее доступ к превращению мира, радости познания, развития познавательного интереса и мотивации достижений. Ребенок, который может свободно и творчески исследовать пространство вокруг себя, манипулировать предметами, которая находит у взрослых сообщников своих игр и исследований, которая может играть всем, что попадает в руки, которую заставляют действовать по образцу, чьи родители умеют быть детьми, - такая ребенок всегда будет двигаться навстречу новому и интересному, а еще она будет любить учиться и познавать новое. Чтобы заботиться об этой необходимости, следует создать для ребенка пространство для свободного развития, погрузить ее в творчество и организовать интересный и незаурядное круг общения.
Психологическая потребность в творчестве, спонтанности и игре является одной из самых очевидных, ведь еще совсем маленькие дети реализуют ее без усилий со стороны взрослых, отыскивая источники для творчества буквально во всем. Палочки, камешки, ракушки, песок, листья, цветки, крышки от бутылок - все это на детской площадке становится инструментами для игры. Пластиковые же лопатки и другой игрушечный товар, взятый из дома, явно уступает тому, что самостоятельно найдено. То же и дома: малышам гораздо интереснее шуршать целлофановый пакет или пересыпать крупы, чем составлять пирамидку. По научным исследованиям, самыми интересными для детских игр и самыми для развития есть, во-первых, предметы, которые дают волю фантазии и могут быть использованы по-разному, а во-вторых - вещи, которыми пользуются взрослые,поскольку они стимулируют подражания - главный механизм развития.
Недавно в Сети я увидела гениальный ролик под названием «Как работает детская фантазия». Описать увиденное трудно, но в видео прекрасно показано, как в детском воображении лодку с игровой площадки вдруг попадает в бурное море и становится игрушкой злых волн или как пол вокруг дивана в комнате заливает вулканической лавой и выбраться можно, только прыгнув на пуфик. Дети действительно живут в двух мирах, реальном и фантазийном, и, для того чтобы попасть из одного в другой, им не нужны ни спецэффекты, ни монтаж. А поэтому первое правило удовлетворения потребности в творчестве - не мешать, не ставить этом творчестве преград, не предлагать готового, не заставлять действовать по правилам и не останавливать их жажды исследовать мир.
Основатель схематерапии, одного из современных психотерапевтических подходов, Джефри Янг, доказывает, что блокирование удовлетворения потребности в спонтанности и игре может привести к развитию нескольких так называемых неадаптивных схем - способов восприятия мира и стратегий взаимодействия с людьми, которые не позволяют ни устанавливать теплые безопасные отношения, ни получать удовольствие от жизни, ни быть продуктивным в нем. В частности, речь идет о схеме негативизма, при которой человек сосредотачивается исключительно на негативных моментах жизни, болезнях, неудачах, ошибках и не видит радости и обесценивает все оптимистичное и положительное. Также блокировка потребности в спонтанности и игре может спровоцировать схему эмоционального подавления, при которой человек постоянно находится в напряжении, потому сдерживает свои эмоции и чувства, запрещая себе что-нибудь, что, по ее мнению,может вызвать осуждение или недовольство со стороны других. Еще одна схема, которая может развиться - это гиперкритичнисть. Человек с такой схемой не может ни расслабиться, ни отдохнуть, поскольку она постоянно недовольна собой и другими и должен следить, чтобы все было правильно и качественно. В конце концов, последняя из неадаптивных схем, которая может возникнуть, если ребенка лишают творчества - это схема наказания. Люди, которые имеют ее, уверены, что за ошибки нужно наказывать, они бывают злыми, нетолерантными и нетерпимыми к себе и другим и не умеют прощать ошибки.если ребенка лишают творчества - это схема наказания. Люди, которые имеют ее, уверены, что за ошибки нужно наказывать, они бывают злыми, нетолерантными и нетерпимыми к себе и другим и не умеют прощать ошибки.если ребенка лишают творчества - это схема наказания. Люди, которые имеют ее, уверены, что за ошибки нужно наказывать, они бывают злыми, нетолерантными и нетерпимыми к себе и другим и не умеют прощать ошибки.
Казалось бы, такие не важны для повседневности мелочи - творчество, спонтанность, игра. Дело в том, что за каждой из них кроется гораздо больше - стремление к свободе, свободного выражения себя, поиск нового - очень серьезные и необходимые для психического здоровья вещи. А еще удовлетворения этой потребности - ключики для решения извечной родительской проблемы - упрямого детского нежелание учиться. Творческая ребенок вряд ли будет отличником, но будет учить крайней мере то, что ему интересно, а также точно будет находить для себя интересные сферы для развития.
Создать пространство для развития
Родители очень переживают развитием Остапа. Трехлетний малыш уже давно хорошо знаком с кубиками Зайцева, досками Сегена, карточками Домана, сенсорным материалом Монтессори и всевозможными другими игрушками для раннего развития. Его детская - настоящая сенсорная комната, в которой есть разные по фактуре покрытие на полу, встроенная музыкальная система с синхронизированным освещением, ароматическая лампа. Обычный день Остапа регламентирован так, чтобы активность менялась на отдых и мальчик не перезбуджувався, но так же чтобы и не томился, не бросался в апатию и был готов к восприятию новой информации и развития новых навыков. Остап знает буквы, складывает их в слова, может пропевать склады и немного говорит по-английски, считает, различает формы и цвета, с легкостью решает хитроумные задачи на мышление. Мама следит буквально за всемчто так или иначе может повлиять на развитие ее малыша - и за правильностью и сбалансированностью питания, и по уровню влажности, и за кучей разных других мелочей.
Остап действительно много умеет и просто поражает растроганных бабушек и друзей семьи. Других ценителей родительских усилий и Остапа навыков нет, так мама не уверена в полезности общения ребенка со сверстниками, ведь это может снизить уровень достижений. По старших детей, то, к сожалению, в развивающих центрах ей отказали включать мальчика к группе старших дошкольников, а в младших ему делать нечего. Надобности выходить на какие-то площадки в них тоже нет, ведь свой дом и большая территория у него лучше оборудованы для малыша.
Ко всему Остап совсем не привередлив, он покорно принимает расписание дня и делает все предложенные мамой задачи. Что же немного всех смущает, так это то, что малыш почти не смотрит в глаза, что предметы ему гораздо интереснее людей, улыбку и другие эмоции на его лице увидеть можно крайне редко и вызывают их мамины нежности, а какая-то очередная развивалки . Собственно, создается впечатление, что Остапу безразлично, кто с ним рядом, чтобы этот человек держал в руках что-то яркое и предлагала какую-то манипуляцию, игру. Именно на руках взрослых, то, что у них есть, и сосредоточено внимание Остапа. И если эти предметы забрать, он нервуватиметься, но даже тогда не смотреть на взрослого, а пытаться забрать, вернуть в поле внимания вещь, которая ему по душе.
Что же, в Остапов развития учтено все, что только может быть учтено. Единственное, чего там не хватает, - это творчества, спонтанности и игры. Они вроде и есть, в тех пределах, которые задают развивающие игры и правила, однако их нет в том естественном, свободном смысле, в котором ребенок сам выбирает, что ей делать. Спонтанность не может существовать в ситуации с заданными условиями, а игра в таких условиях в задачу и теряет свою основной признак - отсутствие какой-либо практической цели. К тому же ни творчество, ни спонтанность, ни игра не могут быть лишены эмоционального взаимодействия с другими людьми. К сожалению, сосредоточив малыша на развитии навыков интеллекта, родители выпустили из поля зрения навыки социальные, хотя подозреваю, если бы они взялись и за их целенаправленное развитие, то и здесь не оставалось бы места для гибкости и вариаций.
Итак, пространство для развития - каким он должен быть и есть его идеальный образец? Не знаю, точно сейчас будет приводить наблюдения Ильи Варламова, который ни капли не психолог, а зарабатывает тем, что показывает людям разные уголки мира и различные события и интересно и довольно свободно комментирует их в своем блоге, давая пищу для острых дискуссий. А еще он профессионально занимается развитием городской среды и общественных пространств. Так вот, мне очень импонируют его обзоры детских площадок. Илья искренне возмущается тем, что почти в каждом дворе стоят и дальше активно наставляются типичные ярко-цветные, преимущественно железные или пластиковые конструкции, которые, мало того что опасны для детей физически, еще и вряд ли хорошо влияют на их психику, ведь из-за своей стандартность никоим образом не способствуют полету фантазии.Вместо этого он показывает массу фотографий замечательных площадок, например у Букингемского дворца в Лондоне (валуны, песок, деревянные пеньки) или там же, но уже возле Олимпийского парка (переправы в причудливом деревянном лесу с Корчак, палок и веток). Другие - в Гамбурге, Валенсии, Копенгагене, Амстердаме - все они лишены привычных для наших площадок правильных геометрических форм, сделанные из натуральных материалов и предназначены для того, чтобы, играя в них, ребенок мог не просто лазить, перепрыгивать, пригибаться, обходить или приседать , а чтобы вместе с телом могла размяться и разогнаться ее фантазия. Наверное, самым впечатляющим является площадка в Сент-Луисе, который является частью городского музея. На нем, кроме переходов с веревкой, деревянных чащ и металлических мостиков, есть два фюзеляже от самолетов и настоящий автобус, который стоит на крыше,а его передние колеса нависают над площадкой, - везде можно играть.
Также заслуживает детальное описание пространство детского сада, созданный командой под руководством японского архитектора Такахару Тэдзука. Само здание садика круглая, с большой открытой поляне посередине, крыша здания, как и поляна, является площадкой для игр и занятий, между комнатами не было стен (за них служат деревянные ящики и коробки, которые ставят друг на друга от пола до потолка в случае необходимости), к тому же просто через все помещение растут большие деревья, для которых в крыше сделаны отверстия, затянутые сетками с веревки. Дети в этом саду не ограничены классными комнатами, они постоянно находятся на воздухе и могут упражняться в беге или лазании, а также общаться и играть без видимых препятствий.
Интересно, что и японский сад, и площадки, описанные Ильей Варламовым, соответствуют главному требованию к «поддерживающей среды». Собственно, понятие ввел Дональд Винникот, британский педиатр и психолог, имея в виду среду, способствует детскому развитию, поддерживая его природные источники, без всякого давления или направления. Требование, о которой идет речь, - пространства не ограничивают ребенка и его активность. Еще в 1970-х годах Кевин Линч и Луиз Чавла провели два исследования, в которых измеряли уровень счастья детей и расспрашивали их, с чем это счастье связано. Самыми счастливыми оказались ребята из бедных районов столицы Аргентины, Индии, Польши и Норвегии, а самыми несчастными жители элитных районов Америки, Англии, Австралии и ЮАР. Оказалось, то, что имеют одни и чего лишены другие, - это возможность свободного общения и передвижения,а также отсутствие ограничений по общению и игры. В общем дети назвали четыре основные вещи, которые делают их счастливыми - это возможность самостоятельно гулять, играть на природе, свободно выбирать, где и когда играть, а также чувствовать себя свободными в городе (пользоваться им, как взрослые). Что касается последнего, то речь шла о желании ходить в магазины, кафе, кино, сидеть на лавочках, гулять скверами, выбрасывать мусор в урны, ездить общественным транспортом, делать все, что делают взрослые.гулять скверами, выбрасывать мусор в урны, ездить общественным транспортом, делать все, что делают взрослые.гулять скверами, выбрасывать мусор в урны, ездить общественным транспортом, делать все, что делают взрослые.
Описанное вряд ли обрадовало бы маму Остапа, так же как и других мам, фиксированных на раннем интеллектуальном развитии своих малышей, ведь академические успехи «несчастных» детей из обеспеченных стран и районов значительно выше, а значит, гипотетически выше и шансы на хорошее образование и высокооплачиваемую работу. Возможно. Но сейчас речь идет не об интеллекте, качество образования или будущей специальности, который будет приносить прибыли, а об общей удовлетворенности жизнью, ощущение счастья и психическое здоровье. Собственно, этим я хочу подвести к мысли, что развивающее пространство - это вовсе не пространство, в котором ребенок быстрее овладеет чтение и письмо и натренирует свою память. Скорее это место, где он будет чувствовать себя свободной, счастливой, научится познавать мир и разовьет свой интерес к нему. А все остальное - побочные эффекты, в том числе чтение и письмо.
Итак, развивающий пространство - это прежде всего пространство, а не жесткие границы, пусть и очерчены с лучшими намерениями и на основе найрозвивальниших методик.

Прежде всего речь идет о физическом пространстве, и здесь главная цель - адаптировать среду к ребенку, а не наоборот; дать, а не ограничить доступ, при этом подстраховать там, где опасно, обучить правилам безопасности и подсказать средства для этой самой безопасности. Крепкие папины руки помогут залезть на дерево, шлем и наколенники - сесть на велосипед и стать на ролики, надувной круг - спрыгнуть с пирса. Детям должен быть доступен взрослый мир. Помню, что любимым занятием для меня и моих друзей в детстве было строить лачуги на крышах беседок во дворах и на раскидистых шелковицы вдоль улицы. Мы брали с собой всевозможные покрывала, зонтики, веревки, натягивали все то, приспосабливали, подгоняли и проводили кучу времени в наших высоких домиках. Бабушка сначала запрещала, а потом просто отсылала дедушки со вкусностями, который помогал со строительством,а также и страховал строителей. В саду Такахару Тэдзука, о котором я упоминала выше, есть замечательная строение для детских игр - это такая лазанка в форме спирали с разным расстоянием между пролетами, лестницами и перилами. Архитектор, демонстрируя это сооружение, говорит, что детям нужна опасность в разумных пределах, они должны учиться балансировать, чувствовать, как захватывает дух, когда теряешь равновесие, падать и подниматься, потому что именно так приходит ощущение контакта с миром, его реальности, а также банально развивается координация движений и глазомер.они должны учиться балансировать, чувствовать, как захватывает дух, когда теряешь равновесие, падать и подниматься, потому что именно так приходит ощущение контакта с миром, его реальности, а также банально развивается координация движений и глазомер.они должны учиться балансировать, чувствовать, как захватывает дух, когда теряешь равновесие, падать и подниматься, потому что именно так приходит ощущение контакта с миром, его реальности, а также банально развивается координация движений и глазомер.
О пространстве психологического, то это прежде всего разрешение на свободный выбор. И неправда, что, для того чтобы делать выбор, малыш должен подрасти. Остапа мама не дает сыну выбора, она сама заранее определяет распорядок дня и все занятия, сам выбирает очередную игрушку, вид активности, развивающий материал. И хотя она сторонница Монтессори, но, вероятно, забыла об одном из принципов этой методики: ребенку предлагается исследовать тот предмет, к которому она проявляет интерес. Делается это для того, чтобы малыш научился сам направлять свою активность. Итак, дошкольник, школьник или уже выпускник ваш ребенок - в пространстве его жизни должна быть возможность выбора, и пусть сначала это выбор, куда ползти, а потом красками или карандашами рисовать, наконец он превратится в свободный выбор друзей, профессии, партнера по жизни.
В конце концов, социальное пространство - среда взаимодействия и эмоциональной поддержки. Собственно, как и с первыми двумя, основная идея - не создавать препятствий и не прибегать к чрезмерной регламентации, а еще - быть рядом и играть вместе с детьми. Мы сами включаться в их игры, и не как старший товарищ или учитель, а как равный, ровесник, тот, кто играет, а не наставляет и создает пределы. Включаться в игровое общение стоит именно тогда, когда от нас этого общения стремятся, а не подменять его развивающими книгами, играми и видео. Я сейчас пишу эту книгу, меня поджимают издательские сроки и одновременно мучают угрызения совести. Мой малыш сейчас почти все время проводит с дедушками, бабушками и своей двоюродной сестренкой. Ему, несомненно, весело, но я вижу его только утром, вечером и ночью, поэтому общение нам не хватает. «Мама,мы давно не играли конструктором, - говорит он мне. - Давай запланируем это на завтра. Я научу тебя, как строить дома-самолеты без инструкций. Ты еще не пробовала, но не переживай, у тебя получится, я научился - и ты сможешь ». Запланировать мы запланировали, но опять что-то помешало, и условленное не удалось, и так уже несколько дней подряд. Каждый раз я пытаюсь компенсировать потерянное длиннее чтением за вечерним мятным чаем, крепче объятиями перед сном, интереснее сказкой, но это все не то: «Мы играть вместе, - говорит мой малыш и засыпает. - Ладно, пусть завтра или послезавтра, но обязательно вместе ».но опять что-то помешало, и условленное не удалось, и так уже несколько дней подряд. Каждый раз я пытаюсь компенсировать потерянное длиннее чтением за вечерним мятным чаем, крепче объятиями перед сном, интереснее сказкой, но это все не то: «Мы играть вместе, - говорит мой малыш и засыпает. - Ладно, пусть завтра или послезавтра, но обязательно вместе ».но опять что-то помешало, и условленное не удалось, и так уже несколько дней подряд. Каждый раз я пытаюсь компенсировать потерянное длиннее чтением за вечерним мятным чаем, крепче объятиями перед сном, интереснее сказкой, но это все не то: «Мы играть вместе, - говорит мой малыш и засыпает. - Ладно, пусть завтра или послезавтра, но обязательно вместе ».
В завершение хочу еще раз заметить, насколько важно, создавая развивающий пространство, не злоупотреблять созданием. Все развивающие методики методисты подсмотрели в самих же детей. Поэтому не препятствуем и не ставим лишних границ. Единственные границы, которые выдерживают творчество, спонтанность и игра, не разрушаясь и не превращаясь в принуждение к развитию, - это границы безопасности, и только в тех случаях, когда ребенок не способен обеспечить их сама.
Сделать прививку творчеством
У Вали есть пес, точнее, был, еще точнее, он и сейчас есть, но живет теперь у дедушки, и они крайне редко видятся, ведь дедушка горец, так себя и зовет, потому что живет в горах, в Карпатах, а папе с мамой туда не наездишься. О таких собак говорят, что с ними и друзей не надо. С Барсом Валя познакомилась в три - дедушка привез его к ним в город еще щенком и подарил внучке. Мама была против, но папа с дедушкой настояли: мол, все дети в их семье с собаками росли, за лучших друзей имели. Барс, как и другие родственные собакодрузи, - сибирская лайка, он лохматый, со скрученным в бублик хвостом, мокрым носом и умными глазами. Сейчас Вали семь, а в разлуке они с барсом уже год, с тех пор как девочка пошла в школу. В школу Валя все лето и большую часть весны и осени, а также хорошую часть зимы, от Рождества до Сретения, проводила у дедушки вместе с Барсом.Поэтому маме они особо не докучали. Утром и вечером папа с Валей гуляли с барсом вместе, а днем она с ним играла на улице, во дворе сама. Иногда и в парк ходила - папа был уверен, что отпускать ребенка с такой собакой вполне безопасно.
В городе Валя с барсом и с другими детьми со двора, а в селе и всем детско-подростковым кагалом придумывали множество игр и забав. Барс был и собакой-поводырем для малышей, вслепую (с завязанными глазами) имели добраться с места на место, и игроком в мяч, и полицейским собакой, догонял преступников, а также сынишкой в игре в дочки-матери ... с Барсом и дедушкой Валя пасла коров, ходила за черникой и за грибами, купалась в озерце, бегала, танцевала, радовалась жизни.
Сейчас Валя первоклассница, точнее, она уже перешла во второй класс, и сейчас лето, но к дедушке она не едет. Папа уехал работать за границу, и ее некому завезти в Барса и дедушки. Весь год девочка жила мечтой о встрече, но на какие каникулы эта мечта так и не сбылась, вот и сейчас тоже неизвестно, удастся увидеться с лучшим другом. Валя грустит, у нее едва хватает сил ходить в бассейн и на английский. Хорошо, что в музыкальной школе сейчас тоже каникулы, но ей так не нравится ни эта музыка с бесконечными гаммами, ни английский с глупыми песенками, ни бассейн с требованиями «плыть к бортику и обратно» ... Вот если бы с барсом поплавать!
В этой теме мы с вами попробуем сделать некий вскрытие творчества: посмотреть, из чего она состоит, какие механизмы в ней действуют и как сделать то же «прививки творчеством», которое открывает у детей второе дыхание и вызывает развитие их способности всегда и везде обращаться к этому мощного ресурса. Сразу замечу, что творческие методы в психотерапии (терапия рисунком, музыкой, театром, танцем) были популярны еще во времена Авиценны, который считал, что многие болезни не требуют иного лечения, чем музыкой, смехом, танцем, игрой и творчеством.
Психологические исследования показывают, что собственно процесс творчества довольно типичным и достаточно простым, причем он одинаков и для взрослых, и для детей. Сначала человек наблюдает за чем-то и обычно имеет довольно сильные эмоции по объекту своего наблюдения. Это может быть захват ( «Какая красивая платье на кукле»), иногда, наоборот, может что-то не нравиться ( «У этого велосипеда слишком высокое сиденье, чтобы делать трюки»), и тогда возникает желание создать изобрести что-то подобное или усовершенствовать, сделать принципиально иначе. Затем происходит то, что исследователи называют формированием плана: человеку приходит идея о том, как должен выглядеть то, что задумано создать. Так появляются первые мысленные образы будущего произведения - в голове начинает звучать мелодия будущей песни, перед глазами возникает образ еще не нарисованной картины,тело предчувствует движения танца, который вот-вот родится. В конце концов возникает и начинает реализовываться четкий план того, что нужно сделать, чтобы представленное вступило очертаний и ожило. Именно таким образом реализуются любые творческие замыслы, будь то идея новой игры, картины или книги. Сначала наблюдения и эмоциональный толчок, затем замысел и наконец реализация и план.
Поэтому, для того чтобы запустить процесс творчества, все, что нужно, - это научить замечать мир и интересные вещи в нем, а еще дать тот же эмоциональный толчок, по которому кроется желание что-то изменить, преобразовать, улучшить. Присмотримся к детям или вспомним самих себя перед тем, как возникает непреодолимое желание заняться преобразований. Впервые я сплела для себя шарф, после того как увидела похож на подруге, ну о-о-очень красивый - полосатый, длинный, одним концом заброшенный за спину. Сначала я попросила бабушку сплести мне такой, но разочаровалась в ее творении и сама взялась за спицы. До сих пор не знаю, специально она связала для меня ту тонкую Змиючка, которую я распустила, чтобы создать настоящий шарф. Так же и мой сын, и мои маленькие клиенты, и все-все дети сначала что-то замечают и сосредотачивают свое внимание на этом, и здесь мы, взрослые,можем подбросить множество интересного для наблюдения, а уже потом на базе восторга, удивления или даже отвращения или неприятия рождается желание иметь такое же или лучше, уметь так же, желание превзойти или сделать принципиально иначе, что-то изменить, преобразовать, изобрести.
Одним из самых известных исследователей творчества мой учитель Валентин Моляко. И если уж говорить о вскрытии творчества как процесса, то есть поделиться двумя исследованиями, осуществленными им и под его руководством. Первое - о том, как творчество творится, второе - о том, что ее заводит, запускает.
Так вот, исследователю удалось выделить и экспериментально доказать наличие всего пяти так называемых стратегий творческой деятельности - способов мышления и действия, с помощью которых мы создаем принципиально новые вещи. Самая и самая стратегия - поиск аналогов. Это когда, например, новый домик из конструктора ребенок создает по аналогии с увиденного или произведенного ранее. И поскольку мы говорим о творчестве, речь не идет о точных копии. Да, мой сын очень гордится тем, что умеет делать Бионикл, совсем не похожих на тех, что нарисованы на упаковках. И хотя он соединяет детали по аналогии с примеров в инструкции, его работы существенно отличаются от заданного образца. Вторая стратегия - комбинирование. Она предусматривает, что ребенок будет совмещать различные элементы, детали, механизмы, увиденные ею ранее. конечно,что здесь так же имеют место аналоги, но к ним добавляются сочетание, комбинирование, сообщения. Именно с помощью комбинирования часто возникают новые стили в танцах и музыке. Одна знакомая 8-летняя девочка, которая занимается в цирковой студии, когда ей приобрели ролики, не смогла ездить на них, а прыгала, делала колесо, кувырки и пыталась ездить на руках. Третья стратегия творческой деятельности - реконструкции - перестройка старого по новым принципам или изобретение для какой-то вещи принципиально нового способа применения. И когда квартира превращается в пиратский корабль, а папа - на разговорчивого попугая - это именно она. Четвертая стратегия универсальная, при которой ребенок аналогизуе, комбинирует и реконструирует одновременно. Пятая - стратегия случайных подстановок. Когда новое и оригинальное рождается случайно, вслепую, пальцем в небо. Человечки из манной каши,рожки с мыльной пены, стихи, подслушанные в соловья ...
Понимание того, что творчество имеет четкие стратегии, прямо приводит нас к мысли, что творчества можно научить и самый простой путь - это, показав эти стратегии, поощрять ребенка действовать по аналогии, комбинировать, реконструировать и, конечно, тыкать пальцем в небо. Однако Валентин Моляко нашел еще одну интересную закономерность: творчество гораздо охотнее дает о себе знать тогда, когда ей препятствуют. Каким бы странным это ни казалось, но каждый раз снова и снова он и его коллеги в своих экспериментах доказывают, что и ребенок, и взрослый искать и изобретать новое, когда старое не работает, создает неудобства, становится скучным или неинтересным или когда просто кто-то вставляет палки в колеса ...
Исследователь изобрел целый ряд так называемых усложняющих условий, побуждающих к творчеству. Что же он предлагает родителям, которые хотят развить творческие способности своих детей, владельцам креативных агентств, а также лидерам команд, которые должны создавать что-то интересное и неординарное? Во-первых, ограничивать во времени. Если времени достаточно, то человек обычно прибегает к тщательного планирования и уже проверенных схем деятельности, если его врезать (тут главное не перестараться, чтобы не ставить нереальных задач), то часть людей откажется от деятельности, сделает ее в самый простой способ или для отцепочного, а вот часть, в основном те, кто высокомотивированный и заинтересован, искать принципиально новое решение. Я часто должен прибегать к этому методу на консультациях, ведь их время лимитировано и меня ждут другие клиенты. Так вот, если малыш увлечен задачей,которое мы выполняем, он действительно доходит иногда чрезвычайно интересных решений. Так, один мой клиент, чтобы не терять собственноручно построенный в песочнице замок, сфотографировал его на мамин телефон и в следующий раз принес, но в пластилине. Мы не лепили по-новому, а просто поставили в центр песочнице и дальше уже лепили из мокрого песка окрестности, ров с крокодилами и дракона. Второй метод стимулирования творчества - еще проще - запретить ребенку использовать определенные детали, приемы, механизмы для того, чтобы она нашла замену. Мы знаем, что дошкольники и сами прекрасно заменяют сломанные колесики машин на деревянные шарики, а подростки совершенствуют свои велосипеды с помощью совсем не велосипедных деталей. Еще один вариант запретов - запретить делать желаемое таким способом, который является обычным для ребенка, для того чтобы она изобрела принципиально новый способ действий,поставить ее в совершенно новые условия: пусть попробует сшить кукле платье без тканей или нарисует что-то без красок и карандашей, не выходя из кухни. Также исследователи предлагают не давать ребенку всей необходимой информации, чтобы она искала и ее, и способ справиться по-новому. Например, попросите приготовить зеленый завтрак, не объясняя, что имеете в виду, и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.пусть попробует сшить кукле платье без тканей или нарисует что-то без красок и карандашей, не выходя из кухни. Также исследователи предлагают не давать ребенку всей необходимой информации, чтобы она искала и ее, и способ справиться по-новому. Например, попросите приготовить зеленый завтрак, не объясняя, что имеете в виду, и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.пусть попробует сшить кукле платье без тканей или нарисует что-то без красок и карандашей, не выходя из кухни. Также исследователи предлагают не давать ребенку всей необходимой информации, чтобы она искала и ее, и способ справиться по-новому. Например, попросите приготовить зеленый завтрак, не объясняя, что имеете в виду, и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.Также исследователи предлагают не давать ребенку всей необходимой информации, чтобы она искала и ее, и способ справиться по-новому. Например, попросите приготовить зеленый завтрак, не объясняя, что имеете в виду, и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.Также исследователи предлагают не давать ребенку всей необходимой информации, чтобы она искала и ее, и способ справиться по-новому. Например, попросите приготовить зеленый завтрак, не объясняя, что имеете в виду, и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.и в результате получите что угодно - от салата до окрашенных гуашью макарон. Еще один метод - метод абсурда: задачи, которые мы просим выполнить ребенка, должны быть такими, которые на первый взгляд являются абсурдными, неможливмы для исполнения. Помню, что мое знакомство с театром теней началось именно с такой задачи: вожатый в лагере загадал нам наказание за отказ просыпаться и идти на утреннюю зарядку - станцевать танец, не двигая телом.
Самое же то, что кое творчество рождается из скучной, рутинной, неинтересной деятельности. Вспомните, как в детстве, моя окна, вы представляли себе, что протираете звезды, или, переписывая с черновика математические решения, зарисовывали узорами в тетрадях поля. Моя коллега Наталья Портницька заинтересовалась наблюдением: дети, делая что-то скучное, часто выдумывают какие-то вещи, чтобы развлечь себя, и, если эти выдумки замечают, например, сверстники, они могут развиться в очень творческий способ. Откуда бы еще взялось шевеление ушами, скручивания языка в трубочку, настоящее лягушачье кваканье при нажатии на надутые щеки и многие другие немного помешанных, но чрезвычайно веселых развлечений? Она провела эксперимент, в котором просила дошкольников несколько занятий делать одно и то же - лепить из пластилина петушка, следуя образец,который показывает воспитатель. Сначала дети упорно пытались оказать пластилиновые формы этого противного птицы с крылышками, хвостиком и клювом, и многим удалось сделать это чуть ли не в совершенстве. Однако чем дальше, тем больше дети хотели не повторять образец, а долиплюваты или вылеплять то новое. Например, дети говорили: «Задовго туловище? Хорошо! Так, петушок похож на червя, а если сделать еще длиннее - получится крокодил »
Как видим, творчество живет, во-первых, там, где есть простор для увлекательных наблюдений и сильных эмоций, а во-вторых, там, где старые правила не работают. Интересно и то, что творчество, хотя и имеет свои фазы и этапы, но опирается не столько на логику, сколько и догадки, интуицию, случайные ассоциации, предчувствия.
Присмотримся к валин истории, той, что в начале этой темы. Что прежде всего потеряла девочка вместе со своим четвероногим другом? Именно так - творчество. Ее рациональная и озабочена мама, конечно, что из лучших и обоснованных соображений, но лишила дочь крупнейшего источника творчества, спонтанности и положительных эмоций, которое было в ее жизни, - Барса. Собственно, пес делал не все описано. Он давал материал для наблюдений, эмоциональный толчок, а также создавал препятствия. К счастью, Валя таки попала тем летом к дедушке, а мама серьезно задумалась над тем, не вернуть Барса или хотя бы отдать дочь в «Пласт», где и полезном научат, и немного развлекут.
Построить круг интересного общения
Витя учится в седьмом классе, средняя оценка «шесть», и по старинке это означает «троечник». Живет парень с папой и мамой на городской окраине в панельной многоэтажке со сломанным кодовым замком, грязным подъездом и соседями-пьянчужками этажом выше. Витя понемногу переходит из класса в класс, во дворе у него есть несколько друзей, в школе также несколько.
Такие, как Витя, звезд с неба не хватают, на школьных концертах им показать ничего, на школьных соревнованиях - также нечего делать. Учителя особых надежд на парня не возлагают, к тому же за все время он так и не записался в один школьный кружок. Ходит в школу - и хорошо, что-то учит, то запоминает, особенно ни с кем не ссорится, не бьется - и ладно.
Все каникулы Витя проводит у бабушки с дедушкой в деревне. Развлечений там немного, а для 12-летнего парня и подавно - купание в озере, сбор ягод в лесу и хищения соседских садов с такими же городскими гастролерами, как сам. Сельские мальчишки городским чего-то не очень радуются и в свою компанию не зовут. К тому же в них, кроме развлечений, работы полно, и в городах, и во дворе, а городских или жалеют, то ли не доверяют, потому что безрукие. Бабушка с дедушкой - пенсионеры. Дедушка - запойный алкоголик, когда пьяный домой лучше не соваться: переночевал в доме - и айда на улицу; когда трезвый - то же, потому что у дедушки и настроение плохое, и рука тяжелая.
Витя иногда просто не знает, чем заняться и куда девать время. Он любит долго идти куда-то и откуда-то, растягивать шаг и представлять, как дорога удлиняется, а место назначения удаляется. Витя иногда находит книги, разворачивает их и, если хоть что-то хотя бы понимает, читает, а если нет, то просто листает, разглядывая пожелтевшие страницы и вдыхая запах, а еще украдкой рисует на страницах причудливые рисунки. Все рисунки начинаются с контура какой-то буквы, который изображается на поле, а дальше удлиняется, растягивается, искривляется, набирает волшебных очертаний и в конце концов превращается в некую химеру. Мама случайно нашла несколько книг с химерами и привела Витю к психологу.
Между прочим, я люблю читать автобиографические воспоминания, повести, романы незаурядных людей. Всегда интересно, как он или она стали на путь творчества, с какими трудностями сталкивались, кого любили и было это любовь взаимным. Одно из моих наблюдений, которое может подтвердить любой, - почти в каждой автобиографии особых людей есть слова «мне повезло с учителем» или любая другая благодарна упоминание об интересных людях, которые встретились на пути, иногда направили, порой, наоборот, отговорили то делать. Получается, что способности развиваются не только в деятельности, но и в общении и взаимодействии со способными незаурядными людьми. В пользу этого свидетельствует и тот факт, что среди нобелевских лауреатов больше всего именно учеников и коллег нобелевских лауреатов. И здесь точно речь идет не о коррупции или кумовство, говорится о круге общения, круг заражения творческими идеями,круг особенного, необычного мышления.
На самом деле таких мальчишек, как Витя, герой этой темы, довольно много, и если присмотреться, то в каждом классе каждой школы есть несколько ребят, которые хобби не имеют, кружков не посещают, никуда не выезжают и общаются лишь с несколькими друзьями-ровесниками и своими озабоченными родственниками. Собственно, то, чего не хватает парню, - это круг интересного общения, а химеры и фантазии с искривлением времени-пространства - симптомы не психического расстройства, а скуки. Нет ни одного худшего врагу творчества и спонтанности, кроме скуки. Лучшая профилактика скуки - общение с интересными, незаурядными людьми.
Вспомните, а не было в вашей жизни чудаковатого учителя, или руководителя какого-то кружка, или соседа с каким интересным увлечением. Возможно, вы встречались с каким-то писателем, или художником, или спортсменом, который произвел на вас неизгладимое впечатление. Возможно, ваша бабушка была непревзойденной сказочницей или ваши родители приглашали к себе и ходили в гости к особых людей. Например, я не поняла, как мой сын стал посещать шахматный кружок. Было объявление, но на первое занятие он не пошел, потому что как раз болел, а о том, что заинтересовался шахматами, я узнала в конце месяца благодаря квитанции, которую мне передала воспитательница. «Почему же ты нам с папой не сказал, что шахматы ходишь?» - «Ну ... Вы же в шахматы играть не умеете? Вот я выучусь хорошо и тогда научу вас, тогда буду рассказывать! »-« Ну, а что же вы там хоть делаете? »-« Объяснить не могу, но очень интересно!"Интересно то интересно. В конце концов мы все чаще стали слышать о различных шахматные новости и достижения: «Забрал тура конем!», «Сыграл целую партию!», «Хочешь, объясню, что такое« шах »?», А еще кучу неизвестно откуда принесенных поговорок: «Это так ход конем! »,« Ты что, слона не видишь ?! »,« косо-криво, чтобы в дело ». Кроме того, он пожелал себе казацкого сельди. В конце концов я увидела его шахматного тренера и получила некий разрыв шаблона, ведь никак не представляла рыжего, довольно крепкого парня лет не более двадцати с казацким чубом и приветливой улыбкой на испещренной веснушками лице. «Можно я Богдасика заберу?» - «Ты что, - возмутился мой детеныш. - Сейчас партия! »Пришлось ждать до завершения сеанса. Когда в конце концов мой юный шахматист вышел из дверей, то первое, что он мне сказал: «Я тоже буду гроссмейстером, и у меня будет такой чуб» Мой сын загорелся шахматами, и,я в этом уверена, вовсе не из-природный талант или запечатленное в судьбе «стать гроссмейстером». Нет, на него произвел впечатление учитель, а именно его прибаутки, рыжие волосы, равно и с уважением отношение к детям и невероятная любовь к шахматам, все это сделало свое дело - зажгло в детской душе уголек любопытства.
Одно из важных исследований в этой сфере принадлежит Елене Музыке, которая обнаружила несколько закономерностей по творческой активности подростков во внешкольных кружках. Так, дети иногда категорически отказываются посещать интересные для себя занятия, если им не нравится руководитель; дети, которые отказываются от занятий в одного руководителя, достигают значительных успехов, занимаясь в кружке похожего профиля в другой наставника; дети, имеющие успех в кружковой работе, часто удивительно похожи на своих учителей, в частности манерой общения, способом выражать эмоции, поведением в конфликтах и другим. Автор приходит к выводам, тех, что и большинство исследователей творчества: способности видеть вещи под особым углом, изменять их, создавать новое, мыслить и действовать неординарно почти невозможно получить в книгах или в видео - это то, что передается из рук в руки, от учителя к ученику.Известный британский химик, физик и философ Майкл Полани назвал этот феномен личностным знанием, тем знанием, которое в противовес объективным фактам передается только от человека к человеку и путь передачи которого - заражение, увлечения, подражания, коллективная интуиция, возможны в частном общении , совместной работе, совместном думании людей.
Интересно, что одних взрослых для развития творчества недостаточно. Опять же, по данным исследований моих коллег, осуществленных под руководством Александра Музыки, детям в любом возрасте, начиная с дошкольного, для творчества нужны дети. Причем речь идет не только о дружбе и поддержку. Творчество часто включает конкуренцию, соперничество, конфликты. И здесь задача взрослых - научить детей делать это в дружественной и добрый способ - критиковать, дискутировать, спорить, уважая себя и других. К сожалению, современный мир с засильем гаджетов лишает детей реального общения со сверстниками, по крайней мере значительно лимитирует и меняет его. Уличные игры уступают компьютерным, а в школе на переменах дети в большинстве своем делают Селфи, чтобы загрузить в социальные сети, и в этих же сетях и сидят. Собственно там и происходит социальное взаимодействие со сверстниками,общения с глазу на глаз трансформировалось в общение через экран. Понимаю, что это вызов настоящего, но думаю, что теперь пришло время так же, как когда-то приучали детей к книгам, приучать их к реальному несетевого общения - кружки, походы, детские праздники и все-все, что создает живое пространство для их общения.
Всеми примерами и размышлениями я хочу натолкнуть вас на мысль, что детская потребность в творчестве, спонтанности и игре не может быть удовлетворена без творческих, спонтанных и готовых к игре сверстников и взрослых, без лиц незаурядных, способных захватывать и вести за собой, без кола интересного общения и взаимодействия. И то, что мы, родители, можем и должны сделать, создать такую ситуацию или способствовать ее созданию.
Несколько лет назад я впервые попала на Львовский форум издателей, и одна из вещей, которая поразила меня больше всего, - это количество детей с рюкзаками, полными книг, некоторые с родителями, а то и сам не только смотрел и покупал книги, но и активно участие в презентациях и общении с писателями. Дети задавали вопросы, иногда каверзные, требовали от них секретов и подбрасывали новые идеи. Особенно впечатляющим это было для меня на фоне постоянных жалоб мам моих маленьких клиентов на то, что дети не хотят читать. Я видела совершенно других детей и видела круг их общения.
Если вернуться к Вите, то первое, о чем мы договорились с мамой, - дать ему возможность ходить в разные кружки и выбрать для себя тот, который покажется интересным. Также составили список книг, которые папа принес из библиотеки, чтобы сын мог выбрать себе для чтения, а для рисования родители купили сыну разных тетрадей и гелевых ручек. Мы договорились, что этим летом Витя поедет в лагерь и хотя бы через выходные он будет выбираться сам или вместе с родителями на какие городские события или мастер-классы для детей или они будут идти в кино или театр.
Итак, если подытожить различные исследовательские данные, а также опыт анализа биографий известных изобретателей, ученых и художников, то первый вывод свидетельствует о том, что творчество стимулируют творческие люди и дети должны иметь возможность общения с ними. Конечно, чтение, различные истории, просмотр фильмов о незаурядных людей также является хорошим толчком, однако наличие в непосредственном кругу общения и взаимодействия интересных, спонтанных, готовых к экспериментам взрослых - лучший способ удовлетворения потребности в творчестве. Второе - интересные люди должны быть референтными, значимыми для ребенка, такими, которые могут быть с ней в теплых отношениях. Какой бы гений не общался с вашим малышом, если этот гений не умеет общаться, если он не нашел с ребенком общий язык и взаимопонимание, ничего не получится, кроме обид и откровенного нежелания делать что-то.Третий вывод - одних взрослых мало для того, чтобы ребенок рос счастливым и творческой. Круг ее общения должны составлять ровесники, с которыми можно поделиться идеями, получить критику или, наоборот, одобрение, поспорить или прийти к общему мнению.


Как сформировать жизненную гибкость и навыки решения конфликтов



Как способствовать развитию конструктивных стратегий взаимодействия со сверстниками и взрослыми
Удовольствие в детстве психологической потребности в реалистичных пределах и самоконтроле гарантирует развитие таких черт, как ответственность и уважение к другим, их прав и потребностей, умение сотрудничать и брать на себя обязательства, способность идти к важной цели, не ожидая немедленных вознаграждений. Дети же, живущих в условиях вседозволенности, отсутствии правил и установок, любой дисциплины, имеющие особый статус «любимцев», «королей», «маленьких деспотов» и которые не умеют выдерживать никакого дискомфорта, связанного с отсутствием немедленного удовлетворения собственных потребностей и желаний, рискуют нездоровые убеждения о собственной превосходство над другими, о том, что заслуживают какие-то особые права и привилегии, могут иметь трудности с контролем собственных импульсов, быть излишне критичными и нетерпимыми к другим людям.Основные пути установления этих самых реалистичных границ и развития самоконтроля ребенка - это, во-первых, доброжелательное и твердое «нет», если ребенок подходит к границам дозволенного, во-вторых, развитие умения быть разным в общении и реакциях с разными людьми, по- третьих, помощь в понимании других, их эмоционального состояния, причин поступков и действий.
О необходимости реалистичных пределах и самоконтроле пишут мало, в частности, потому, что она единственная содержит в себе компонент ограничения, влияния, своеобразного лимитирование свободы ребенка. Речь идет даже о создании определенного дискомфорта и об отказе в удовлетворении желаний. На первый взгляд это противоречит удовлетворению других психологических потребностей, в частности, в безусловной любви, уважении, безопасной привязанности и личных границах. Похоже, что, ставя пределы, запрещая делать то и употребляя санкций, мы подрываем эту самую любовь, выражаем неуважение, разрушаем привязанность и вмешиваемся в частное пространство ребенка. На самом деле все не так, как кажется. Основная поправка по удовлетворению всех психологических потребностей должна звучать так: «Все психологические потребности ребенка должны быть довольны учетом требования безопасных и реалистичных границ».
О чем же идет речь? Дети растут и превращаются во взрослых в мире, в котором, кроме них самих, существуют еще и другие люди, и эти другие люди, а точнее, теплые и дружеские отношения с ними является залогом человеческого счастья. Этот тезис нашел свое подтверждение в длинном психологическом исследовании (исследовании человеческого развития, совершенном учеными Гарвардского университета), во время которого ученые 70 лет наблюдали за жизнью около тысячи человек и пришли к выводу, что счастливое и полное жизни имеют те люди, которые активно включены в систему социального взаимодействия и имеют теплые отношения с близкими людьми. Собственно, именно поддержка таких отношений требует от нас соблюдения безопасных и реалистичных границ, в которых каждому комфортно, никто не испытывает чрезмерного давления, посягательств, унижений или агрессии. Речь идет об искусстве строить эгоистичные ровные отношения.Усвоение этого искусства невозможно без навыков, развитие которых, собственно, и обеспечивает удовлетворение психологической потребности в реалистичных пределах и самоконтроле.
Если попытаться отыскать нейрофизиологическую основу умения вовремя останавливаться, не покушаться на чужую благосостояние, иметь чувство меры в проявлении эмоций и способность к регуляции собственного эмоционального состояния и контроля действий и высказываний, то на помощь снова могут прийти выделены нейропсихологом Ричардом Дэвидсоном эмоциональные стили, в частности, говорится о стиле социальной чувствительности и чувствительности к контексту. Напомню, что американский исследователь анализирует активность мозга, и ему удалось выделить несколько типичных мозговых стилей, систем реакций, в зависимости от того, чем человек занят и как чувствует себя при этом. Так вот, стиль социальной чувствительности активируется тогда, когда человек является внимательным к сигналам других людей - речь идет о их эмоциональное состояние, о том, в чем они нуждаются, о том, нравятся или нет им наши действия.В социально чувствительных лиц исследователь заметил синхронизацию активности в миндалевидном теле и веретенообразные извилине, а в нечувствительных, наоборот, наблюдается высокая активность миндалевидного тела и низкая в извилине. Интересно, что миндалевидное тело отвечает за реакции тревоги и стресса, а извилина - за распознавание лиц и эмоций. Получается, что неудовлетворение потребности в реалистичных пределах провоцирует сложность в постижении обращенных к нам эмоций, а это значительно повышает уровень стресса и ведет к риску развития психических расстройств, связанных с высокой тревогой. Второй эмоциональный стиль - чувствительность к контексту - предполагает способность к оценке того, насколько подходящей к той или иной ситуации является наше поведение и способность к выбору адекватных реакций в ответ на поведение других людей.Основная роль в мозговой активности здесь принадлежит гиппокампа, структуре, которая, во-первых, отвечает за долговременную память, во-вторых, по поведенческую гибкость, и, в-третьих, за активное создание новых нервных клеток. Итак, ребенок, не обучена адекватно реагировать на поведение других, быть гибкой и понимать границы, которые не стоит заступать, будет меньше нейронов.
Не знаю, нейрофизиологические последствия неудовлетворения потребности в реалистичных пределах и саморегуляции достаточно убедительными, однако должен написать, что неумение вовремя остановиться, склонность к конфликтам, эгоизм, уверенность в собственной превосходства и лучшести не только не способствуют развитию теплых отношений с другими, но и являются признаками психических расстройств и психологических проблем, которые существенно влияют на качество жизни и сокращают ее продолжительность.
Очерчивать границы дозволенного
Назар - балльник. Назар красивый и стройный, он прекрасно танцует, его класс - А, а это значит - профи, он участвует во всех возможных программах. Парню двенадцать, и значительная часть его жизни - это тренировка, репетиции, конкурсы, сборы, соревнования, партнерши. По партнерш и Назар, и его мама очень разборчивы. Девочки должны быть тренированными, способных, при этом не закрывать партнера, а, наоборот, подчеркивать его мастерство. Сейчас Назар танцует с Мариной, но мама уже говорила с тренером о поиске новой партнерши. К сожалению, эта девочка, как и предыдущая, не пара ее сыну, тянет Назара назад, заставляет возвращаться к пройденному, слишком медленная и неповоротливая.
Назару нравится танцевать. И хотя бывает и усталость, и ушибы, и синяки, бывают длинные переезды в автобусах и неудобные перевдягальни - это мелочи по сравнению с движением на паркете, аплодисментами зала, оценками жюри. У Назара почти нет дней, свободных от танцев, и, хотя тренер не настаивал, мама договорилась о дополнительных занятиях: парень должен расти, выходить в финалы и побеждать. Победы в Назара действительно есть - это дважды второе место на городских соревнованиях к открытию сезона, дважды третьим на больших фестивалях, однако парень еще ни разу не вышел в финал на международных кубках и турнирах.
Мама убеждена: дело в партнерках. И все впереди. Она просто обожает своего сына, его лицо, осанку, плавность движений. С самого Назарова рождения было понятно, что он пойдет на бальные танцы и покорять сердца. Мама прекрасно понимает, насколько трудно Назару, понимает, откуда раздражительность, порой пренебрежение, злые слова, брошенные в ее сторону. Понимает, поэтому не обвиняет пропускает мимо ушей и пытается отвлечь внимание от конфликта, перевести разговор на другое. Конечно, мама и балует Назара, покупает дорогие игрушки и вещи, позволяет не убирать в своей комнате, вообще - не обременяет его любой домашней работой. Парень много работает, и если еще и заставлять его мусор выносить, то некогда будет отдыхать. Собственно, Назар между танцами бездельничает, в школу не готовится, выезжает на том, что услышал на уроках и переписал у одноклассников на переменах, ну и,конечно, на школьных концертах и соревнованиях, где отстаивает честь школы.
Тренер не знает, что делать с постоянным Назаровым недовольством партнершами. Все они замечательные девочки, да и не принято в танцах топать ногами, толкаться, оскорблять девушек, клеить им глупые прозвища. Чего стоит только тот памятная отказ выступать за того, что Марина якобы набрала вес. До сих пор перед глазами тренера стоят слезы на девчачьи лице: «Ну разве я толстозадый корова?» Пара - это дружба, уважение, поддержка. Ни Назар, ни его мама не понимают этого, и, хотя талантливые ребята настоящий дефицит, никто, даже девочки, которые потеряли пару, не хотят видеть Назара рядом с собой на паркете.
Назар мне не понравился. Вряд ли детский психолог может такое писать о ребенке, но чего греха таить - это было первое и довольно устойчивое впечатление. Знаю, что должен уметь и на самом деле умею выдерживать негативное отношение детей, которое время от времени возникает; хорошо понимаю его причины и не беру на свой счет. Но здесь ... Во-первых, я сразу поняла девочку Марину, которая плакала из-за «толстозадый корову». Мне, конечно, далеко до тонкой грации юной танцовщицы, но чего стоили слова, брошенные с порога, без малейшего намека на то, что они предназначены не для моих ушей: «Меня что, лечить эта жирная ?!» Парень и был красавчик , но ... Такое количество «но» была в том, чтобы он мог производить приятное впечатление - брезгливый выражение лица, презрительно искривленные губы, слова, цидяться изо рта, будто яд, общее пренебрежение ко всему и всем, включая маму,и это в двенадцать лет! Я была поражена. А еще - мне было очень жаль маму, терпеливую, любящую и без малейшего намека на способность очерчивать границы дозволенного для своего ребенка.
Итак, границы. Каждый из нас, взрослый или ребенок, живет во взаимодействии с другими людьми и окружающей средой. Чтобы это взаимодействие была комфортной и безопасной, мы должны придерживаться целого ряда правил относительно того, что можно, а чего нельзя делать. Конечно, некоторые правила являются гибкими, они имеют исключения и зависят от обстоятельств и возраста ребенка (плавать в грязной реке во время цветения воды нельзя, однако, если речь идет о той же реку в пору, когда вода чистая, то никаких препятствий для плавание нет). Есть правила жестче, однако и их можно ставить при определенных весомых причин (к контрольным надо готовиться тщательно и заранее, однако если ты заболел, переутомился, имел какой-то стресс накануне или важнейшую событие, то можешь отдохнуть). Но есть категорические, железобетонные правила, причин заступить за которые нет и быть не может (например,дети не употребляют алкоголь). Умение донести до ребенка эти правила и контролировать процесс их соблюдения называется «устанавливать границы».
Должны понимать, что заступления за некоторые пределы угрожает жизни и здоровью ребенка, и именно поэтому они должны быть прочными. Например, никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя идти с чужим человеком, который предлагает сладости или интересные игрушки; нельзя есть неизвестные ягоды в лесу; нельзя касаться оголенных проводов. Есть пределы другого плана, моральные, этические. Причем они могут быть дифференцированы, разные для разных культур или, действующие только в семье или за ее пределами - например, табу на брань может действовать лишь в присутствии родителей. В каждом случае говорить «стоп» важно и необходимо. И наибольшее значение здесь имеет то, как мы это делаем. Безопасное «стоп» - спокойное и обоснованное, оно произносится раньше времени и не является сигналом тревоги или криком отчаяния. Это скорее сообщение о приближении к запретному и опасного.
Одна из моих дипломницы исследовала интересный феномен того, каким образом родители доносят до детей правила. Так, первое, что она сделала, - это спросила родителей и детей примерно из сотни семей, правила действуют в их семье, точнее, чего нельзя делать (что будет не одобрен, за что будут ругать или наказывать), а делать обязанности "обязательно. Таким образом мы получили детский и родительский перечни границ, которые не совпадали в 78 из 112 случаев. Дети писали одно, а родители - совсем другое. Конечно, какие-то совпадения были, но если речь шла о менее 20%, то мы обозначали такие списки как очень хорошие. Полностью согласованы перечни правил по количеству и содержанию были только в пяти семьях. Выяснилось, что значительную часть своих требований родители либо не проговаривают, потому что считают очевидными, или не контролируют, так как уверены, что дети слушают их,или не реагируют на нарушения границ, даже когда являемся свидетелями этого. В результате мы предложили семьям соблюдать три простых советов: проговаривать правила, если хотим, чтобы они были услышаны; время от времени проверять, работают правила; вводить санкции за нарушение или игнорирование правил (чем категоричнее правило, тем ощутимее санкции). Через полгода более 60% пунктов совпадали в списках 62 семей, родители говорили о том, что стало меньше конфликтов и недоразумений, а дети - о том, что их меньше кричат.Через полгода более 60% пунктов совпадали в списках 62 семей, родители говорили о том, что стало меньше конфликтов и недоразумений, а дети - о том, что их меньше кричат.Через полгода более 60% пунктов совпадали в списках 62 семей, родители говорили о том, что стало меньше конфликтов и недоразумений, а дети - о том, что их меньше кричат.
Почему так, ведь словно речь шла о закручивания гаек? Дело в том, что следует четко понимать разницу между установлением границ и бодрствованием по их соблюдению и наказания. Вероятно, никогда не устану писать и повторять, что очень не люблю слова «наказывать», ведь здесь речь идет и о вине, о жертве, и об искуплении - о вещах, которые не должны иметь отношения к детской жизни. Думаю, что на самом деле наказывают те родители, которые не научились устанавливать границы дозволенного. Ведь правильно, доброжелательно и четко очерченные границы защищают детей от поступков, достойных наказания.
Папа одного из моих пятилетних клиентов привел малыша на консультацию с той целью, чтобы я отучила его клянчить деньги у бабушки с дедушкой. Малыша ругали, его упрекали, объясняли, что бабушка и дедушка пенсионеры и не могут выполнять все его прихоти. Но каждый раз заканчивалось все тем, что мальчик был привлечен домой очередную игрушку или купюру, а бабушка, охая, жаловалась на то, что он снова тянул их в магазин или рассказывал, что ему не хватает средств в какой-то заветной игрушки. Интересно, что в самих родителей, а также родителей с маминой стороны ребенок никогда не требовал ни подарков, ни сладостей, ни денег. Интересно и то, что он совсем не знал стоимости тех же денег и не понимал, какова их количество нужно для покупки того или иного. Причина таких различий в поведении малыша с разными людьми была простая - границы. Двое взрослых людей,которые всей душой впадают за ребенком, не смогли сказать ей «нет», более того, сами каждой встречи водили по магазинам и спровоцировали развитие привычки, которая теперь создает хлопоты и от которой надо отучать.
Помните, что все дети, их ситуация жизни и развития, способность выдерживать напряжение, а также возбудимость нервной системы - очень разные. Именно поэтому нет универсальных способов установления границ. Одним достаточно раз сказать, другим надо написать список и повесить над кроватью. В общем мне с моими подругами-мамами, а также с родителями моих маленьких клиентов удалось сформулировать только три основных правила установления границ и кучу мелких идей по их реализации. Правила-пределы должны быть четкими (ребенок точно знает, чего и при каких обстоятельствах делать нельзя) пределы должны быть прозрачными (ребенок точно знает, что произойдет с ней и другими людьми, если она вступит пределы, понимает последствия своих действий); в пределах границ ребенок должен быть свободным (ребенок понимает, чего делать нельзя, все остальное разрешается и не считается нарушением границ).
По идей, то их можно поискать в умных книжках, подсмотреть в Интернете на страницах психологических советов, а также придумать самим. С самого простого - то, во-первых, нам надо заранее продумывать и обсуждать правила и запреты, потому что в случае детских историй незнание правил освободит и от вины, и от наказаний. Во-вторых, надо проверять, поняла нас ребенок, поняла она именно то, что мы хотели сказать, понимает, почему нельзя, и не имеет возражений. В-третьих, должны быть твердыми, но доброжелательными. Правила, которыми мы бросаем в ребенка со злостью или недовольством, обычно пролетают мимо, потому что естественно в таких случаях уклоняться, не слышно. В-четвертых, следует выразить понимание детских эмоций, ведь любые запреты - это болезненно и неприятно, поэтому не просто запрещаем,а сочувствуем и находим способ получить желаемое в пределах дозволенного, а не вне их. В-пятых, не требуем того, с чем ребенок наверняка не справится - в таких случаях лучше устранить соблазн из-под глаз, чем запрещать.
В конце - немного научных данных. Известная исследовательница Алла Спиваковская, работая с детьми, которые имеют невротические нарушения, выяснила, что для их семей характерны несколько типичных черт. Обычно родители имеют разные взгляды на воспитание и не могут прийти к общему мнению и требований внутри семьи, причем ребенок часто становится свидетелем ссор на тему его воспитания. Также родители часто проявляют противоречивость, непоследовательность и местами неадекватность требований - например, могут требовать и запрещать одно и то же, грубое нарушение требований может отсутствовать реакция, тогда как за мелочи серьезно наказывают. Еще одна особенность - гиперопека, при которой родители чрезмерно заботятся о детях, проявляется, в частности, вседозволенности. В конце концов,в таких семьях довольно часто наблюдается повышенная стимуляция развития детских способностей при отсутствии баланса в системе поощрений, детей могут захваливать, чрезмерно повышать их достижения, не помогать с осознанием и исправлением ошибок, а также винить в неудачах других людей и обстоятельства.
Последние две черты точно присущи семье Назара, героя нашей темы. На самом деле мы с парнем так и не подружились. И точно нет мой вес, ни неспособность к танцам ни были тому причиной. Просто я стала одной из немногих, которая попыталась задать ему границы - например, попросила не употреблять оскорбительных слов в мою сторону, не пинать игрушек ногами, не выплескивать воду из стаканов, а еще не щипать маму в моем кабинете, чтобы она быстрее забралась идти вместе с ним. Мы решили работать с мамой отдельно, и результат, о котором я знаю, - это то, что Назар остался в паре с Мариной и они таки вышли к желанному финалу.
Доброжелательно и твердо очерченные границы дозволенного не только помогают спасти детей от неврозов - они являются залогом их адекватной социального поведения, умение дружно общаться, поддерживать отношения, они также защищают от рисков вредных привычек, которые могут привести к зависимостям в будущем, например алкогольной или игровой. Ведь человек, который знает, что и почему нужно делать, умеет воздерживаться от запретного и выдерживать дискомфорт от отсутствия немедленного удовлетворения своих желаний, гораздо легче противостоять всем искушениям.
Стимулировать к различным стратегиям взаимодействия
«Ригидность и инертность мышления, агрессивность поведенческих реакций», - эта фраза, записанная логопедом в Ванино медицинскую карту, очень напугала его маму, спровоковала месяц бессонных ночей для всей семьи и заставила родителей показать шестилетнего мальчика всем возможным специалистам в одиночку и созвать консилиум. Вердикт врачей - парень вполне здоровый, признаков расстройств аутистического спектра или умственного развития не обнаружено; признаки ригидности и инертности мышления, а также агрессии в поведении присутствуют; детское учреждение посещать может, для этого рекомендуется психологическая коррекция.
Ване в этом году в школы. До этого он ходил в детский сад, изредка хватал какую-то простуду и просиживал дома, имел нескольких друзей во дворе и нескольких в группе, время от времени ездил к бабушке - в общем, жил обычной детской жизнью, пока на его пути не случилась медицинская комиссия для маленьких поступающих и логопед-дефектолог в ее составе. Никто и никогда за ним никакой ригидности не замечал. Единственное что: он попытался ходить в танцевальный кружок, но его не перевели в старшую группу из-за того, что не слушался руководителя и портил дисциплину, но для парня танцы - это такое, никто не обратил на то особого внимания.
Больше всего Вани нравится играть конструкторами - теми, в которых есть инструкции, а больше всего «Лего», потому что в нем есть пошаговые инструкции. Ваня переживает, капризничает, кричит, толкает маму, других и требует найти бумажку или книжечку с инструкциями, если те потерялись. Родители конструкторы прячут от беды подальше или отдают детям друзей - да, высоко на шкафу лежат несколько таких наборов «Лего», ожидая свою судьбу.
В общем, если Вани то не нравится, то не по душе или против его желаний, он всегда ведет себя примерно одинаково: выбрасывает свою злость на того, кто рядом, кулачками, толканием, криком и требованиями. Был меньше - мог ударить кулаком стул, толкнуть стол или разорвать какую-то игрушку. Сейчас под горячую руку попадают взрослые и сверстники. Воспитательницы в его группе облегченно вздохнули вместе с Ванино выпуском, ведь теперь есть надежда, что они не будут иметь больше пощипаних бедер и покусанных рук.
Помните, в теме, посвященной развитию компетентности, говорилось о важности того, чтобы ребенок чувствовал себя осведомленным и умелой, ничего не делая. Речь шла о компетентности в деятельности и о том, что удовлетворение потребности в компетентности дает уверенность в своих силах и направляет на успех. Сегодня в психологии гораздо чаще говорят совершенно о других компетентности, например коммуникативную, ролевую или социальную компетентность, а также эмоциональный интеллект. Речь идет о навыки общения, взаимодействия, понимание состояния других людей и взаимопонимания с ними. Причем исследователи доказывают, что для жизненного успеха этот самый эмоциональный интеллект является едва ли не важнее академический и мастерство в деятельности. Высокий уровень эмоционального интеллекта помогает детям адаптироваться к различным условиям, быстро справляться со стрессом и преодолевать трудности,ведь они могут найти ключик к другому человеку, что, согласитесь, иногда гораздо важнее, чем знания по математике или письма. Эмоциональным интеллектуалом вважают того, кто осознает собственные эмоции; способен регулировать свое состояние, в том числе контролировать эмоциональные возмущения и адекватно реагировать в различных ситуациях; обладает способностью емпатуваты - чувствовать других людей, их состояние, потребности, стремления; владеет социальными навыками, их еще называют мягкими: отзывчивостью, толерантностью, коммуникативностью, тактичностью и тому подобное.стремление; владеет социальными навыками, их еще называют мягкими: отзывчивостью, толерантностью, коммуникативностью, тактичностью и тому подобное.стремление; владеет социальными навыками, их еще называют мягкими: отзывчивостью, толерантностью, коммуникативностью, тактичностью и тому подобное.
Тренинги эмоционального интеллекта, а их предлагается много как для взрослых, так и для детей, первое, что предлагают, - развивать различные стратегии взаимодействия с разными людьми в разных ситуациях. Получается, что основная проблема, которая мешает развитию эмоционального интеллекта - это именно ригидность в мышлении и преобладание какого-то одного способа поведения (что заметила логопед в Ване, героя нашей темы), которые приводят к невозможности эффективно взаимодействовать, коммуницировать с другими. Так, Ваня реагирует злостью на всех людей в ситуациях, когда не может получить желаемое. Это особенно бросается в глаза на фоне поведения других детей. Если понаблюдать за любым малышом, то можем увидеть, как по-разному он будет вести себя с разными людьми. У кого-то может клянчить желательно, от кого требовать, с кем совсем не будет считаться и просто возьмет, что хочет, есть те взрослые,для которых будет разыграна драма со слезами, а есть и такие, от которых ребенок отступится после первого «нет». Именно эти поведенческие нюансы и свидетельствуют об эмоциональном интеллекте, о способности выбирать стратегии взаимодействия, эффективные в каждом конкретном случае.
Изобрести такие стратегии ребенок может случайно (расплакался от обиды и заметил, что подействовало), подсмотреть у кого (родители часто жалуются на то, что ребенок приносит из детского сада и школы разный поведенческий хлам, от мата к падения на пол), а также им можно научить, сделать то, что делают на тренингах эмоционального интеллекта, - объяснить и показать различные способы получения желаемого.
Мои клиентки часто обеспокоены тем, что они недостаточно хороши мамы, тогда я говорю им, что основное отличие хорошей мамы - это то, что она всегда предлагает не один, пусть и правильный, а много вариантов действий. Так, если у ребенка кто-то из ровесников забрал игрушку, то обычно мы отреагируем на это фразой типа: «Подойди и попроси назад». Однако часто такое действие действительно помогает? Хорошая мама, кроме этого, предложит еще длинную ряд вариантов: «Не помогло? Предложи обменяться! Опять не сработало? Предложи совместную игру! Нет? Попробуй отобрать! Нет? Скажи воспитательнице! Опять не получилось? Я куплю тебе такую же! Не хочешь? Идем вместе поговорим. Не отдает ... Ну что ж, подождем родителей и поговорим с ними ... »Хорошие мамы предлагают детям различные стратегии взаимодействия, для того чтобы они были вооружены в общении с разными людьми.
Возвращаясь к Ване, отмечу, что родители от незнания, что и как делать с детской агрессией, не ставили по ней никаких границ. Они, для того чтобы изменить ситуацию, просто переключали внимание сына или соглашались с его требованиями, хоронили конструкторы без инструкций и покупали новые, забирали со стола еду, которая ему не нравится, позволяли позже ложиться спать и тому подобное. Собственно, в Ване ни разу не возникло потребности вести себя по-другому, а потому поведение закрепилось и стало основной. Ванина нервная система не знает другого способа реакций на фрустрацию (невозможности получить желаемое), чем крик, пинки и щипание, у мальчика нет других стратегий, он не умеет договариваться, просить, хитрить, соглашаться на меньшее,а так же (хотя это и немного другая история) ему никто никогда не предлагал попробовать составить конструктор без инструкции или хотя бы за папиным образцу.
Детская ригидность, если речь не идет о ее органические причины, является следствием или родительских лености и занятости (нет времени на взаимодействие с ребенком, на то, чтобы показать ей, объяснить, дать попробовать другой способ реакций), или определенной ограниченности в ролевом репертуаре, которую демонстрируют взрослые вокруг ребенка. Если близкие взрослые сами умеют реагировать на злобу только злобой, а на недовольство своих желаний - печалью и раздражением, то и ребенку остается не так много вариантов.
Одна из самых интересных концепций ролевой компетентности принадлежит украинскому ученому-психотерапевту Павел Горностай. Сам автор является психодраматист, представителем терапевтического направления, в котором главной причиной психологических проблем считают дефицит ролей (собственно стратегий поведения и взаимодействия с другими, имеет человек). Во время терапии психодраматист всегда предлагать своим клиентам не только иначе взглянуть на проблему, а просто у него в кабинете попробовать иначе поступить, поступить, иначе пообщаться с кем отреагировать на чью-то поведение. То есть реально попробовать быть другим, потренировать новые роли. Так вот, исследователь считает, что ролевая компетентность лежит в основе способности решать жизненные проблемы. Роленекомпетентна человек постоянно попадать в конфликты, а также иметь их в семье и на работе.Что же это такое - эта ролевая компетентность? Прежде всего это ролевая вариативность (богатство ролей, которые умеет играть в своей жизни человек), ролевая гибкость (умение подбирать роли, адекватные ситуации и переключаться на них) и способность выходить из своей роли и становиться на место другого человека, что примерить на себя его мнению и эмоции. На другой стороне есть ролевые дисгармонии, которые приводят к невозможности адекватно решать повседневные проблемы и преодолевать трудности. Это ролевой дефицит (недостаточность ролей, их неразвитость), ролевая ригидность (застревание в каких ролях, невозможность выйти из них и переключиться на другие) и неспособность встать на позицию другого человека и понять его поведение.адекватные ситуации и переключаться на них) и способность выходить из своей роли и становиться на место другого человека, что примерить на себя ее мысли и эмоции. На другой стороне есть ролевые дисгармонии, которые приводят к невозможности адекватно решать повседневные проблемы и преодолевать трудности. Это ролевой дефицит (недостаточность ролей, их неразвитость), ролевая ригидность (застревание в каких ролях, невозможность выйти из них и переключиться на другие) и неспособность встать на позицию другого человека и понять его поведение.адекватные ситуации и переключаться на них) и способность выходить из своей роли и становиться на место другого человека, что примерить на себя ее мысли и эмоции. На другой стороне есть ролевые дисгармонии, которые приводят к невозможности адекватно решать повседневные проблемы и преодолевать трудности. Это ролевой дефицит (недостаточность ролей, их неразвитость), ролевая ригидность (застревание в каких ролях, невозможность выйти из них и переключиться на другие) и неспособность встать на позицию другого человека и понять его поведение.их неразвитость), ролевая ригидность (застревание в каких ролях, невозможность выйти из них и переключиться на другие) и неспособность встать на позицию другого человека и понять его поведение.их неразвитость), ролевая ригидность (застревание в каких ролях, невозможность выйти из них и переключиться на другие) и неспособность встать на позицию другого человека и понять его поведение.
Помню, как в начале моей преподавательской карьеры, когда я только впервые примерила на себя роль «Виктории Валерьевны», было трудно возвращаться домой и превращаться в «Века» для родителей и «Зайки» для мужчины. Я продолжала бы быть в преподавательском пиджаке, учить кого-то чем-то, требовать отчетности и правильных ответов. Все очень раздражались, а мама так и говорила: «Яйца курицу не учат». Я была ригидной в своей преподавательской роли, не могла переключиться на другие, не имела стратегий общения как жена, а также как взрослый и независимый дочь своих родителей, а еще я не ставила себя на место других, а потому и не понимала, как раздражаю их своим поведением. Теперь же я с восторгом наблюдаю за своим сыном, который в свои пять гораздо ролекомпетентниший меня в двадцать пять, он очень по-разному ведет себя с разными людьми.А на упреки моей мамы о том, что он слушается ее гораздо лучше меня, не спорит и выполняет все, что говорят, только улыбаюсь.
Чувствовать, как и с кем вести, какую стратегию использовать и как реагировать на разных людей, прежде всего означает воздействию границ, которые ставят эти люди. И здесь, наверное, самым важным является тестирование этих границ. Каждый ребенок во время своего роста и мы, взрослые, здесь и теперь также тестируем предела. Нет другого способа узнать, с кем можно быть откровенным, кто выдерживает плохое настроение, кто готов к компромиссам, а непоколебимое в своих решениях, кроме как попытаться эти границы на прочность и устойчивость. К сожалению, дети иногда отказываются от такого тестирования, а следовательно, и развития своих стратегий потому, что кто-то из близких взрослых довольно категоричным. Так, если дома ребенок не имеет возможности выбора ни еды, ни одежды, ни способа досуга, вряд ли она попытается предлагать что-то свое во взаимодействии с другими, скорее всего она будет повиноваться им.
В итоге хочу вспомнить об истории развития образовательных программ в известной сети американских школ для одаренных детей «Roeper School». Сначала в школах «Roeper», как и в других подобных заведениях, внимание обращали на обучение и развитие навыков детей. При этом учителя заметили, что их питомцы гораздо конфликтной, чем дети из обычных школ, они чаще конфликтуют, в классах почти нет настоящих друзей, зато всегда есть нездоровая конкуренция и стремление доказать свою лучшести. В результате обязательными для посещения всеми детьми в этих школах сделали программы социальных навыков. Так же как решать задачи или рисовать, детей учили решать конфликты, справляться эмоциям, быть асертивнои, в случае необходимости подчиняться или лидировать. В результате дети не только стали лучше ладить друг с другом,но и выросли их академические успехи. Данные исследований, проведенных в этой сети школ, также свидетельствуют о том, что дети с высокими показателями социальной компетентности лучше реализуют свои способности после завершения школы, в частности строят удачные карьеры.

 

 

СТРАНИЦА 1 > СТРАНИЦА 2 > СТРАНИЦА 3 > СТРАНИЦА 4 > 

 

Популярное для кухни